Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3330 от 18.04.2013 под заголовком: От редакции: Машинка зла

От редакции: Репрессии как наркотик для власти

С. Карпов / ИТАР-ТАСС

Первые дела об «иностранных агентах», как и сама массовая проверка НКО прокурорами, свидетельствуют о том, что в России начала работать, может быть, медленная и ненадежная, но репрессивная машина. Ждать от нее правовой логики и здравого смысла не приходится.

Первые дела таковы. Ассоциацию защиты прав избирателей «Голос» обвинили в иностранном финансировании из-за присуждения ей Норвежским Хельсинкским комитетом премии Андрея Сахарова («Голос» официально отказался получать финансовую часть награды, говорят его адвокаты). Фонд «Костромской центр поддержки общественных инициатив» (получающий иностранное финансирование) обвинили в политической деятельности из-за того, что на организованном фондом круглом столе об отношениях России и США выступил советник по политическим вопросам посольства США в России Говард Соломон. Там же, в Костроме, прокуратура требует, чтобы в качестве иностранного агента зарегистрировался областной комитет солдатских матерей: зампрокурора заявил, что организация получает деньги из США и при этом ее члены участвовали как наблюдатели в думской и президентской выборных кампаниях. Прокурора не смутило ни то, что люди были наблюдателями не как представители комитета (что и невозможно), ни то, что это было за полгода до вступления в силу закона об иностранных агентах.

И откровенные натяжки в претензиях, и региональное рвение, заводящее столичные инициативы далеко в зону абсурда, – характерные признаки начатой широкой кампании против НКО. Когда от подчиненных требуют срочного исполнения приказа, всегда кто-то спешит и старается выслужиться.

Еще в январе, выступая в Госдуме, министр юстиции Александр Коновалов называл концепцию закона «абсолютно нерепрессивной», а сам Минюст не торопился закон применять. Но потом концепция получила уточнения с самого верха (официальные цитаты можно брать из речи президента Владимира Путина на коллегии ФСБ), и все побежали применять – Минюст, Генпрокуратура, ФСБ, МЧС, ФМС, ФНС. В конце марта – начале апреля, по официальным данным Минюста, его сотрудники привлекались прокурорами к проверкам 528 НКО из 49 регионов. Еще в 34 регионах прокуроры обошлись своими силами.

Здесь есть узнаваемая логика расширения репрессий – существование врага надо подтверждать в пространстве и времени. Регионы и уполномоченные органы должны отчитываться о проведенных репрессиях и постоянной работе по воспроизводству репрессий.

В этой ситуации сложно выступить с оптимистичным прогнозом по двум причинам. Во-первых, задача расправиться с НКО поставлена на самом политическом верху и потому будет исполняться. У исполнителей своя логика: заведенная машина так и будет работать, все меньше заботясь о формальной законности. Во-вторых, своя логика есть и у процесса репрессий. Исследования политологов показывают, что репрессии – как наркотик для власти: порождают стремление к дальнейшим репрессиям (см. «От репрессий к репрессиям», «Ведомости» от 31.07.2012).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать