Статья опубликована в № 3332 от 22.04.2013 под заголовком: Правила игры: Индивидуальность и большинство

Константин Сонин: Защищая отдельного человека, получить большинство

На торжественных похоронах Маргарет Тэтчер – последний раз таких почестей из некоронованных особ удостоился Уинстон Черчилль – противникам Тэтчер удалось провести небольшую демонстрацию, повернувшись в решающий момент к процессии спиной. Сильные чувства удалось сохранить на много лет – Тэтчер покинула политическую сцену почти четверть века назад, в другую эпоху. Интересно также, что число сторонников Тэтчер всегда заметно превосходило число тех, кто относился к ней негативно. Тэтчер была очень популярным политиком: она трижды выигрывала выборы во главе консервативной партии (рекорд ХХ в.) и находилась у власти дольше всех современных британских премьеров. В отличие, скажем, от Сальвадора Альенде, выигравшего чилийское президентство с 36% голосов и сразу начавшего проводить радикальную политику так, как будто он получил поддержку большинства, Тэтчер всегда имела мандат на жесткие реформы.

Противники Тэтчер – шахтеры, работавшие на убыточных шахтах, члены политически сильных профсоюзов, госслужащие в тех секторах, которые при Тэтчер подверглись резкому сокращению бюджетов, – были в меньшинстве, но им удалось навязать большинству, которое реформы поддержало, настоящую войну. От субсидирования убыточных шахт выигрывало несколько десятков тысяч шахтеров и их семьи, проигрывали десятки миллионов англичан. Если бы субсидии отменили, а шахты закрыли, каждый выиграл бы совсем чуть-чуть, но выиграл бы – нешахтерская семья ела бы чуть больше, отдыхала бы чуть дольше и чуть больше денег было бы на лечение. Уровень жизни был бы чуть-чуть, но выше. Но, как это всегда бывает в ситуациях, когда от реформы выигрывают очень многие, но немного, а проигрывает меньшинство, у которого отбирают значимый для него кусок, противники реформ сопротивлялись очень ожесточенно и организованно.

Гений Тэтчер состоял не в том, что она последовательно придерживалась либеральных ценностей и никогда не отказывалась от возможности сказать об этом. Ценить индивидуальную свободу и понимать, насколько неэффективным может быть государственное управление экономикой – каким оно стало в Англии к 1970-м, не сложно. Сложно создать политическую коалицию вокруг идеи индивидуальной свободы. Сложно стать представителем не социальной группы, а каждого отдельного человека. Популисты последнего столетия – от Перона до Чавеса – говорили об абстрактном «отдельном человеке», но им в качестве политического инструмента нужна была именно масса.

Маргарет Тэтчер трижды выигрывала выборы, агитируя за то, чтобы у каждого человека свободы было больше. Когда в результате ее реформ – борьбы с инфляцией, снижения госрасходов, закрытия убыточных предприятий – свободы стало больше, жизнь подавляющего большинства англичан, как и было обещано, заметно улучшилась. Обнадеживающий пример для тех, кто ценит индивидуальную свободу. И пример для политиков, доказывающий, что, защищая отдельного человека, можно получить большинство.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать