Статья опубликована в № 3333 от 23.04.2013 под заголовком: Конъюнктура: Игра с нулевой суммой

Константин Симонов: Игра с нулевой суммой все острее

Сегодня Национальное собрание Франции должно вынести решение по поводу однополых браков. Вопрос выходит на финишную прямую, ярко демонстрируя раскол французского общества. Каждая из сторон показывает сотни тысяч сторонников на публичных акциях, отличающихся все меньшей терпимостью по отношению к оппонентам.

Такие проблемы довольно ярко показывают, что компромисса достигать становится очень сложно даже в политически развитых обществах. Фактически идет упование на самонастройку демократии – когда вы не знаете, как решить ряд острых вопросов, вы надеетесь на то, что они сами рассосутся благодаря вроде как грамотно выстроенной процедуре принятия решений. Должен же коллективный разум или облачные технологии найти какое-то решение. Но это не срабатывает.

Группы становятся все более нетерпимы друг к другу, у них противоречивые задачи, по которым компромисс становится невозможен. Решения принимать все сложнее, а подключение демократических процедур зачастую все запутывает. В той же Франции в 2005 г. так и не была ратифицирована Конституция ЕС на референдуме, для чего пришлось делать ход конем – принимать другую версию и уже не выносить ее на всенародное голосование от греха подальше. В ЕС есть и другие яркие примеры – скажем, голосование населения за откровенных популистов, только мешающих лечению экономических бед. В итоге приходится прибегать к технологиям временного изъятия демократии – вроде института технического премьера, который должен принять решения, которые никогда не найдут поддержки большинства.

Любимая у нас доктрина про «демократию как обязательные уступки меньшинству» также не слишком работает. Бывает, что вы должны проявлять терпимость к тем меньшинствам, которые особой терпимостью не отличаются. Сегодня в политике мы наблюдаем разновидность хорошо известных в истории философии парадоксов вроде «может ли всемогущий бог создать камень, который не сможет поднять сам». Если ты должен исповедовать тотальную терпимость, то можешь ли быть толерантен к тем, кто считает твои нормы абсолютно неприемлемыми? Это прежде всего касается межнациональных и межрелигиозных отношений. Но не только. Возьмите отношения между молодежью и стариками. Есть концепция, увязывающая обратную зависимость между безработицей и ростом цен. Cтарикам не нужна инфляция, обесценивающая их капиталы, зато их мало волнует безработица. Для молодежи все наоборот. Тут решения win-win не будет.

Россия тоже вносит свою лепту. Возьмем хотя бы закон об оскорблении чувств верующих. А как, скажем, быть с неверующими, которых вполне может оскорблять агрессивное проявление своих чувств верующими?

Все это закладывает неизбежность серьезных трансформаций современных политсистем. Скажем, совершенно не исключена отмена всеобщего избирательного права. Другое дело – кто сумеет первым понять направление этих перемен. Хорошая задача для российских гуманитариев, от которых все ждут выхода на глобальный уровень.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать