Статья опубликована в № 3337 от 29.04.2013 под заголовком: Коррупция: Повсеместность взяток

Павел Степанцов: Спрос на коррупцию сильнее спроса на борьбу с ней

М. Стулов / Ведомости

По данным исследования «Евробарометр в России», проведенного Центром социологических исследований РАНХиГС под руководством Виктора Вахштайна, уровень коррупции у нас в 1,5–2 раза выше, чем в странах Европейского союза. Процент граждан стран ЕС, лично участвовавших в коррупционных сделках, составляет 15–20%. Наиболее коррумпированной страной в Европейском союзе, по данным Transparency International, оказалась Греция, где уровень коррупции оценивается в 30%.

По данным исследования «Евробарометр в России», треть россиян лично принимали участие в коррупционных сделках и 100% жителей страны знают о случаях личного участия в неформальных коррупционных сделках от своих друзей или знакомых.

Уровень участия в коррупционных сделках значительно различается по регионам России. Самыми коррумпированными регионами оказались Дагестан (где более половины населения лично участвовали в коррупционных сделках), Ленинградская область и Москва. В Москве уровень коррупционного участия в целом соответствует среднему по России. Самыми некоррумпированными регионами в выборке оказались Томская, Свердловская и Ярославская области.

Типы коррупционных сделок

Существует статистически значимая разница между типами коррупционного участия населения: одни распространены сильнее, другие встречаются реже; в одних сделках люди чаще участвуют самостоятельно, про другие лишь слышат от друзей и знакомых.

Чаще всего население сталкивается со случаями неформальных платежей в больницах, школах, ГАИ, ЖКХ и органах государственной власти, отвечающих за выдачу справок и документов. Около 7% респондентов лично сталкивались с коррупцией в системе высшего образования. Все это случаи «бытовой коррупции», участие в которой обусловлено желанием людей наиболее быстро и эффективно решить возникающие у них проблемы.

Бытовая коррупция – наиболее распространенный тип неформальных отношений в России. В ней регулярно участвует до 30% населения. Причем средний россиянин, включающийся в бытовую коррупцию, участвует обычно в 2–3 типах неформальных отношений: например, дает взятки за получение справок в больнице, участвует в неформальных отношениях в школах или детских садах и дает взятки сотрудникам ГИБДД.

Непосредственно со случаями вымогательства и взяточничества сталкивалось не более 5% опрошенных (это взятки представителям органов правопорядка, взятки на таможне, случаи вымогательства по отношению к представителям бизнеса). Чаще всего это люди с высоким уровнем дохода, имеющие собственное дело или работающие на государственной службе.

Наконец, последним типом коррупционных сделок являются случаи неформальных отношений в бизнесе (откаты при проведении закупок, случаи нелегальных продаж собственности и т. д.). В отличие от вымогательства и бытовой коррупции участие в этих типах сделок является выгодным для обеих сторон и обусловлено не давлением чиновников (как в случае с вымогательством) или несовершенством институциональной среды (как в случае с бытовой коррупцией), а взаимным согласием двух контрагентов вступить в неформальные отношения.

Отдельный случай представляют взятки в военкомате. О неформальных платежах военным комиссарам слышали более 25% жителей страны, в то время как лично включались в подобные отношения не более 3% россиян. Это говорит как о том, что распространенность неформальных платежей в военных комиссариатах преувеличивается в публичном дискурсе, так и о том, что большинство респондентов предпочитает утаивать информацию о личном участии в такого рода неформальных сделках.

Факторы участия в коррупции

Личный опыт участия в коррупционных сделках напрямую связан с уровнем образования и доходом респондента. В коррупционных сделках чаще участвуют те, кто имеет высшее образование и высокий доход. Так, более половины людей с доходом выше 50 000 руб. в месяц на члена семьи лично участвовали в коррупционных сделках. В первую очередь эти люди сталкиваются со случаями вымогательства со стороны чиновников и неформальными отношениями в бизнесе. Напротив, люди с низким доходом в несколько раз чаще участвуют в бытовой коррупции, например дают взятки сотрудникам ЖКХ.

Частота участия в коррупционных сделках не зависит от пола: мужчины и женщины одинаково часто вовлекаются в неформальные отношения. Однако женщины чаще сталкиваются с бытовой коррупцией, а мужчины – со случаями неформальных отношений и вымогательства в бизнесе. Молодые люди в возрасте от 25 до 35 лет наиболее активно участвуют в коррупционных отношениях. С возрастом вовлеченность в неформальные отношения падает. К 55 годам население в 2 раза реже сталкивается со случаями коррупции, чем в молодом возрасте.

Результаты исследования показали, что в целом в коррупционных сделках чаще участвуют те люди, которые наиболее сильно вовлечены в экономическую жизнь в стране. Именно активная стратегия экономического поведения заставляет примерно половину населения страны, имевшую личный опыт коррупции, включаться в неформальные отношения.

Парадоксально, но именно личный опыт участия в коррупции формирует у людей склонность к дальнейшему участию в неформальных сделках. Так, например, люди, имевшие личный опыт коррупции, чаще готовы участвовать в неформальных сделках. Они в 2 раза чаще согласились бы получать всю зарплату неофициально, «в конверте», и готовы нарушать формальные правила игры при минимальной экономической выгоде.

Таким образом, одним из основных факторов, влияющих на участие населения в коррупционных сделках, является непосредственно личный опыт предыдущих неформальных отношений. Можно сказать, что коррупционные практики воспроизводят сами себя, формируя склонность людей к участию в неформальных и коррупционных сделках. Иными словами, образуется «коррупционная петля»: участие в коррупции обусловливает своеобразную готовность к неформальным сделкам и увеличивает вероятность последующего вовлечения агента в неформальные отношения.

Несмотря на то что показатели участия населения в неформальных и коррупционных сделках в России в несколько раз выше, чем в странах Западной Европы, наиболее распространенным типом неформальных отношений в РФ остается бытовая коррупция. Регулярно дает взятки и дарит подарки сотрудникам ГИБДД, ЖКХ, учителям или воспитателям в детских садах более 30% населения. Распространенность этого типа коррупционных отношений связана с несовершенством институциональной среды: большинство людей уверено, что без таких отношений невозможно быстрое и эффективное решение проблем. В целом этот тип отношений представляется большинству населения «взаимовыгодным партнерством».

Другим типом взаимовыгодных коррупционных отношений являются неформальные договоренности в деловых сделках, например откаты при проведении государственных закупок. В отличие от случаев бытовой коррупции эти отношения основаны на взаимной договоренности обеих сторон и воспринимаются во многом как необходимое условие успешного партнерства бизнеса и государства.

Люди, имеющие опыт бытовой коррупции и неформальных деловых отношений, с высокой долей вероятности будут включаться в коррупционные сделки и в дальнейшем. Для них успешный опыт решения вопроса выступает главным фактором, заставляющим предпочесть неформальные отношения формальным.

Наконец, о случаях непосредственного давления и вымогательства со стороны представителей власти открыто заявляет не более 5% населения. Именно они в наибольшей степени недовольны распространенностью коррупционных отношений, артикулируют коррупцию как первоочередную проблему, требующую решения, однако их удельный вес пока слишком мал, чтобы повлиять на сложившиеся правила игры. Спрос на коррупцию (как макро-, так и микроуровня) куда сильнее спроса на борьбу с ней.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать