Статья опубликована в № 3337 от 29.04.2013 под заголовком: От редакции: За запахом тайги

От редакции: Поедут ли госкомпании в глубинку

Д. Гришкин / Ведомости

Председательница Совета Федерации Валентина Матвиенко на встрече с президентом Владимиром Путиным высказала идею перевести головные офисы крупных компаний с госучастием в регионы. Например, «Газпром» – в Тюмень, «Интер РАО» – в Калининград, «Роснефть» – куда-нибудь в Сибирь, «Ростех» и РЖД – на Урал, «Русгидро» – в Красноярск. Цель – помочь бюджетам регионов; дать толчок развитию экономики и социальной сферы; разгрузить Москву.

Цели хорошие, вот только сама идея, в нынешней редакции, не кажется удачной.

Переезд «Газпрома» в богатую Тюменскую область, где налог на прибыль и так дает 60% бюджета, противоречит самой идее Матвиенко, как и переезд «Русгидро» в Красноярский край, где эта доля 30%. Вообще переселение десятка госкомпаний нельзя называть стратегией развития – а что будет с остальными регионами, которым не повезет? Тут нужны более общие и системные решения, касающиеся перераспределения доходов между бюджетами и расширения налоговой базы региональных бюджетов.

Бюджеты регионов трещат. Доходы в 2012 г. в реальном выражении сократились на 2%, в том числе на 5% снизились трансферты из федерального бюджета. Расходы же росли, прежде всего социальные, в связи с принятыми на федеральном уровне решениями о повышении зарплат учителей и врачей. Москва, как обычно, свои расходные поручения сопроводила финансированием не более чем на треть (что противоречит Бюджетному кодексу), и общий дефицит бюджетов регионов вырос в 2012 г. в 8 раз с 35 млрд до 278 млрд руб. (все цифры – Независимый институт социальной политики). Рос и объем суммарного долга регионов.

Правда, начало действия закона о консолидированных группах налогоплательщиков (КГН) в прошлом году уже привело к перераспределению доходов от одних регионов к другим. Крупные холдинги начали создавать такие группы и перераспределять налог на прибыль между регионами, где у них есть активы и персонал предприятий. В Москве поступления от налога на прибыль сократились на 4%, в Петербурге – на 18% (надо учитывать, что для «Газпрома» был введен специальный льготный переходный период и его налоги пока остались в Москве почти полностью). Но закон о КГН нужен, чтобы правильно считать прибыль холдингов, а не выравнивать бюджетную обеспеченность регионов. Бизнес не должен думать о том, кому платить налоги.

На что бы могло повлиять решение о миграции госкомпаний, так это на мобильность трудовых ресурсов. Она в России исторически низкая, в том числе среди среднего и высшего звена управленцев. Если бы президент решил, а его все послушались, то миграция госкомпаний здорово бы подняла мобильность менеджеров. Заодно повысив качество потребительского спроса в регионах.

Расходы, конечно, потребуются – в Петербург можно еще относительно дешево переехать, а Калининград или Находка – дело другое. Впрочем, ВТБ и в Петербург не смог перевезти сколько-нибудь значимый штат, перерегистрировавшись формально. В отличие от «Газпром нефти», на переезде которой настоял лично Алексей Миллер, большой патриот малой родины.

Путин грамотно похвалил идею Матвиенко, предложив не спешить. Идея красива с точки зрения медиа, плоха с точки зрения управления (оно опять ручное), а еще и трудноосуществима. Нефтяная рента действительно сжимается, ее надо как-то делить, но иногда можно просто пообещать поделить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать