Статья опубликована в № 3339 от 06.05.2013 под заголовком: Правила игры: Потери энергии

Константин Сонин: Гирьки на ногах страны

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Завтра исполнится год со дня инаугурации Владимира Путина на новый президентский срок. Что можно сказать про этот год? Лучше Пушкина не скажешь: «Год прошел, как сон пустой». Вся энергия новой президентской администрации ушла на борьбу с оппозицией. Любые попытки правительства делать хоть что-то блокировались политической необходимостью «не раскачивать лодку». Поскольку любая, даже самая маленькая реформа приносит кому-то потери, «потерпевшие» в любой сфере очень ловко освоили трюк: любая попытка реформирования тут же объявляется «борьбой против Путина» и, соответственно, блокируется.

Политическая борьба в демократической стране может быть ожесточенной, но у нее есть польза – соперники на выборах пытаются подстроить свои программы под интересы избирателей, а после выборов стараются изо всех сил, чтобы избраться на следующий срок. У нас все было наоборот – президенту хочется удержаться на своем посту, это понятно, но ради этого происходит разрушение структуры государственного управления. И администрация, и правительство, и суды, и полиция, и прокуратура – это органы, которые должны работать в интересах всех граждан в стране. В том числе и тех 40% (и 55% москвичей), которые, по официальным данным, не поддержали Путина на выборах.

Не буду писать, насколько бессмысленным оказался год для оппозиции. Полтора года назад у Алексея Навального был «Роспил», структура по борьбе с коррупцией, – первый реальный успех в этой борьбе. За год политическим противникам Навального удалось – с помощью госслужащих, которые по смыслу должны быть нейтральны в борьбе политика Путина с политиком Навальным, – парализовать его деятельность. Очко в пользу коррупции.

Половина всех обсуждений на разнообразных инвестфорумах – о деле Магнитского. Конечно, для иностранного инвестора чем больше риски, тем выше прибыль, но нам-то нужны инвесторы, которые умеют извлекать прибыль из технологий, а не из политических связей. Вместо того чтобы расследовать дело или, если совсем уж цинично, наказать десяток-другой «стрелочников», год был потрачен на безумную PR-кампанию. Можно сколько угодно говорить о реформах суда и полиции, но народ прост – судит по делам, а не по словам. Но дело Магнитского – это действительно для инвестфорумов, а для широкой публики за границей основным имиджевым делом стало дело Pussy Riot. Минус в графе «имидж России».

Как будто дело Навального не было достаточно разрушительно для системы госуправления, а дело Магнитского – для суда и полиции, последним аккордом года стала массовая проверка НКО. В результате достигнуты две цели: а) те, кто защищает журавлей, изучает историю, обучает школьников, не могут заниматься своим делом и б) те, кто должен ловить преступников и заботиться о безопасности страны, тоже не занимаются своим делом. (Я вовсе не уверен, что шпионы – важная проблема для нашей страны, но если они есть, то для них, конечно, наступило раздолье – когда значок «иностранный агент» лепится кому попало, иностранным агентам без кавычек куда легче прятаться.)

Я не очень люблю эту метафору – и всё же. Представьте, что наша страна – это команда, которая участвует в каких-то международных состязаниях (инвалиды холодной войны могут представлять себе войну за ресурсы, жизненное пространство и т. п.). И вот российский ученый соревнуется с заграничным – кто быстрее расшифрует геном, расщепит атом, расслоит многообразие, рассчитает оптимальную денежную политику, – только у него, помимо работы, есть еще дело, которое отнимает 20% времени: проверять на плагиат диссертации депутатов. Как если бы наша сборная по футболу вышла с небольшими гирьками на ногах – играть можно, но трудно. Или, точнее, немного труднее, чем сопернику.

То же самое относится и ко всей культурной деятельности. Русский писатель старается написать мировой бестселлер, но в отличие от английского или бразильского ему еще нужно тратить время на участие в митингах, прогулках и записывание видеороликов в защиту парня, арестованного за то, что омоновец ударил его дубинкой. Впрочем, про писателей – может я и зря. Писали же в сложных условиях и Солженицын, и Маркес. Для писателей сложности «пустого года» – не оправдание.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more