Мнения
Бесплатный
Валерий Петров
Статья опубликована в № 3349 от 22.05.2013 под заголовком: Пенсионная реформа: Долг перед пенсионерами

Валерий Петров: Государство оттесняет вас от вашей пенсии

При предложенной системе у нас есть шанс быть пенсионером целых два года!
А.Астахова / Ведомости

Пенсионная реформа в России пока идет неудачно. Пенсионный фонд (ПФР) живет с нарастающим дефицитом, который приблизился к 1 трлн руб. и может составить 3% от ВВП. Приходится признать, что пенсионная система не была рассчитана на работу в условиях финансового кризиса, не в полной мере учла демографические тенденции и опыт других стран. Новая пенсионная формула, которая будет действовать в стране с 1 января 2015 г., уже внесена в правительство. Но основные принципы расчета остаются прежними, а проблема колоссальной зависимости ПФР от бюджетных дотаций сохраняется.

Понятно, что цель обеспечить пенсионерам выплату от 40 до 60% от их заработка в соответствии с мировыми нормами исполнима лишь при наличии средств.

Основных источников два. В соответствии с системой, которую реализовывал еще Бисмарк, молодое поколение оплачивает пенсию старикам, отчисляя часть своей заработной платы. Также учитывается инвестиционный доход от управления отчислениями, которые делало само старшее поколение. Для сбора денег из первого источника нужно, чтобы было кому платить. При российской демографической ситуации и тенденции к сокращению числа юридических лиц это серьезная проблема, которая усугубляется непродуманными действиями государственных чиновников. Например, введение дополнительных социальных отчислений для предприятий малого бизнеса привело к тому, что с декабря 2012 г. по апрель 2013 г. число зарегистрированных в России индивидуальных предпринимателей (ИП) сократилось более чем на 352 000, или на 9% от общего числа зарегистрированных ИП. В итоге бюджет ПФР недополучит 12,5 млрд руб. Вместо того чтобы душить налогами малый бизнес, надо давать ему льготы, например отменить обязанность по уплате страховых взносов для ИП, достигших пенсионного возраста. Тогда собираемость отчислений повысилась бы за счет роста числа плательщиков. Опыт роста сборов по плоскому подоходному налогу в 13% подтверждает это. Получается, что регулярных плательщиков в пенсионную систему крайне мало по сравнению с теми, кто эту пенсию получает. Это же касается и физических лиц. Например, в среднем женщина в России работает 30 лет, а находится на пенсии 22 года. Следовательно, избежать тотального кризиса пенсионной системы, не построив эффективной системы работы с пенсионными активами, не получится.

Объем пенсионных накоплений в России – около 3 трлн руб. Более половины из них находится под управлением государственной управляющей компании – Внешэкономбанка. К сожалению, эффективность этого управления по различным причинам не очень высокая: доходность на уровне 5% годовых не перекрывает даже инфляцию. Если добавить к этому, что кризис не позволил эффективно заработать и частной системе управления накопительной частью пенсии в лице НПФ и УК, то становится понятно, что несовершенство системы управления пенсионными накоплениями может привести к финансовой несостоятельности всей пенсионной системы. Об этом говорит и то, что уже сейчас в качестве отложенных обязательств в расчетном пенсионном капитале на счетах россиян в ПФР учтено не менее 15 трлн руб. По сути, это долг государства будущим пенсионерам, который невозможно вернуть без существенных изменений всей системы в целом. Многомиллиардный дефицит ПФР образовался, поскольку накопительный компонент в условиях финансового кризиса не мог быть продуктивно реализован. Инвестиционные инструменты для пенсионных денег, на которые был расчет, не позволили в период кризиса заработать столько, чтобы хватило для покрытия дефицита. А в сочетании с сокращением отчислений в Пенсионный фонд и несовершенством механизма пенсионной реформы мы получили дефицит ПФР, который грозит социальным взрывом. Сама по себе накопительная часть пенсии изначально была задумана ради сокращения государственной части (вместо 16% от каждой зарплаты на выплату сегодняшним пенсионерам можно было отправлять 22%), что стало разновидностью финансовой пирамиды, которую сейчас пытаются заменить на обновленную систему. О том, что это недостаток именно системы управления пенсионными деньгами, говорит и то, что другие государственные финансовые институты – Россельхозбанк или ВТБ («ВТБ 24») – обеспечивали по своим долгосрочным депозитам гораздо более высокую доходность, чем ВЭБ при управлении пенсионными деньгами. А ведь риск этих банков сопоставим с риском государства и ПФР.

Объем средств под управлением является важным фактором для работы системы. В странах ОЭСР, использующих накопительный механизм управления пенсией, доля пенсионных активов к ВВП увеличилась с 67,3% в 2001 г. до 72,4% в 2011 г., а где-то даже превысила 100%: в Нидерландах это 138% ВВП ($1,2 трлн), в Исландии – 129%, в Швейцарии – 111% ($0,7 трлн). В России отношение суммы пенсионных накоплений и пенсионных резервов, находящихся в частном управлении, к ВВП по итогам 2011 г. составило всего 1,9%! Разве такой объем может позволить создать диверсифицированную низкорискованную систему управления пенсионными средствами с доходностью выше инфляции? Понимание, что низкая эффективность управления накопительной частью пенсии – это следствие текущего кризиса и неэффективных правил ее инвестирования, должно привести не к отказу от системы (ведь в других странах она работает), а к ее совершенствованию. Надо расширять спектр объектов инвестирования, в том числе за счет недвижимости, создать гарантийный фонд по примеру Агентства по страхованию вкладов, расширить спектр ценных бумаг и горизонт инвестирования. Не обойтись и без разъяснительной работы с населением. Важно, чтобы люди понимали последствия своих решений или нерешений. Кто понимает, что отказ от перевода накопительной части пенсии в НПФ или УК до начала 2014 г. может просто лишить вас этих средств?

Вместо этого чиновники предлагают поменять формулу расчета пенсии. Понятно, что авторы пытаются решить очень сложную задачу. Частично это удается: в рамках распределительной системы пенсионная формула может сбалансировать бюджет на ближайшие 10–15 лет. Проект сохраняет все три части пенсии: базовую, страховую, накопительную, но каждая будет регулироваться отдельным законом. Солидарная базовая пенсия представляет собой минимальную федеральную гарантию, финансировать которую будет бюджет. Страховую пенсию предлагается измерять условными, а не рублевыми коэффициентами, которые будут зависеть от стажа, уровня зарплаты и возраста выхода на пенсию. Накопительная часть зависит от того, сохраните ли вы ее, передав в НПФ в этом году, и насколько эффективно ею будут управлять. Предполагается, что новая система начнет действовать с 2015 г. и конвертация уже имеющихся пенсионных прав не приведет к их снижению. Надеяться на значимый размер базовой пенсии в условиях нефтезависимой экономики России не приходится. Расчет страховой части очень непрозрачен и субъективен, а накопительной части, которая теоретически могла бы позволить заработать существенной части населения, при предлагаемом подходе просто не будет. Достаточно вспомнить, что около 30 млн граждан старше 40 лет, 1966 года рождения и старше, фактически исключены из накопительных пенсионных отношений. Сейчас речь идет о том, что у молчунов накопительная часть может обнулиться. У тех, кто еще может передать накопительную часть в НПФ, осталось несколько месяцев – до начала 2014 г. Только в этом случае 6% заработка будут по-прежнему зачисляться на индивидуальный пенсионный счет. У тех, кто не переведет деньги в НПФ, все накопленные средства могут перейти в страховую часть. В этом случае останется полностью доверить свою пенсию государству.

Получается, что разработчики снова хотят предоставить государству максимальные права для решения проблем при расчете конкретного значения пенсии, не создав эффективной саморегулирующейся системы на долгие годы. Этот вывод можно сделать из новых расчетных формул, где значения важных расчетных коэффициентов определяет именно правительство. При таком подходе вполне возможна ситуация, что, например, при прочих равных условиях в момент выхода на пенсию в 2042 г. пенсия может быть выше, чем в 2038 или 2044 г., поскольку абстрактный коэффициент в каждый конкретный год может иметь разное денежное выражение. При таком подходе социальная несправедливость (чиновники-пенсионеры получают в разы большую пенсию, чем обычные граждане) сохранится.

Представленный вариант вызывает больше вопросов, чем ответов. Например, как объяснить то, что если у вас не будет 30 лет официального стажа, то вам будут платить около 5000 руб. Причем вам должно быть не менее 65 лет, надо не менее 15 лет прожить в России. Да и 30 лет стажа набрать теперь непросто – периоды учебы, службы в армии и т. д. в него не включаются. Фактически пенсионный возраст повышается на пять лет. Конечно, можно выйти на пенсию в 60 лет (мужчинам) или 55 лет (женщинам), но выплаты при этом будут примерно в 1,44 раза меньше. Понятно, что государству выгодно не платить целых пять лет. При этом, по статистике, в России те, кто перешагнул 40-летний рубеж, доживают в среднем до 67 лет. Получается, что при предложенной системе у нас есть шанс быть пенсионерами целых два года! Трудно назвать такую систему справедливой.

Осталось не так много времени, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Поэтому первое, что сейчас нужно сделать, – донести до граждан истинное положение дел, чтобы к выработке решения подключились все заинтересованные стороны. Пока такой вариант видится единственным на пути поиска хорошего, а не выгодного лишь некоторым чиновникам решения. Второй крайне необходимый шаг – постараться учесть работу пенсионных систем других стран, которые уже протестированы кризисом. К сожалению, прямое копирование невозможно – слишком много у нас особенностей, но вот удачная компиляция просто необходима.

В связи с этим хочется обратить внимание на казахский опыт. С моей точки зрения, их пенсионная система, обремененная теми же проблемами постсоветского периода, достаточно успешно выдержала проверку временем, пожалуй, за исключением обеспечения пенсией самозанятых, но это мы сможем сами учесть. В любом случае цифры говорят сами за себя: в период кризиса средняя доходность казахских НПФ составляла около 6% годовых, тогда как инфляция – около 12% годовых. Но на длинном промежутке времени за счет правильной системы казахский подход оказался более эффективным. За 14 лет накопленная инфляция составляет около 200%, накопленная доходность – более 300%, т. е. почти в 1,5 раза больше. Общая закономерность успешных пенсионных систем в том, что в использовании средств пенсионных фондов прослеживается четкая тенденция к увеличению доли средств, находящихся в активном управлении с перераспределением активов из традиционных направлений в альтернативные. Вложения пенсионных фондов играют все большую роль также и на глобальных рынках. Если этого не учесть, то получится не как лучше, а как всегда.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать