Статья опубликована в № 3350 от 23.05.2013 под заголовком: Аттестат зрелости: От локальных войн к стратегии

Андрей Панов: В области образования пора перейти от локальных войн к стратегии

У нас на сегодняшний день фактическая численность преподавателей вузов на 30% превышает нормативы», – заявил на совещании по реализации указов президента министр образования Дмитрий Ливанов. И пообещал в течение трех месяцев, которые остались до нового учебного года, серьезные изменения в кадровой системе учебных заведений. «C 1 сентября 2013 г. все государственные вузы страны перейдут на новую систему окладов, которые будут серьезно повышены», – цитирует Ливанова «РИА Новости».

Это революционное заявление. Если бы речь шла о частной компании, я бы воспринял его вполне конкретным образом: 30% сотрудников будут уволены в ближайшее время. Более того, в частных компаниях сокращение части сотрудников и повышение зарплат оставшимся – стандартная практика реализации программ повышения эффективности работы и сокращения затрат.

Впрочем, в случае с государством, да еще и в такой неконсолидированной области, как образование, в возможность увольнения 30% сотрудников за три месяца я не верю.

Хотя полагаю, что в стране, где высшее образование стало важно лишь как факт наличия диплома, но не набора знаний, профессорско-преподавательские ряды можно сократить даже больше чем на 30%. Проблема в том, что это требует одновременного сокращения числа студентов, бюджетных мест, бессмысленных курсов и никчемных вузов. Это невозможно сделать ни за три месяца, ни за полгода. Более того, прежде чем начинать такую реформу, ее здорово было бы обсудить, чтобы не вышло так же, как с рейтингом университетов, который справедливо критиковали буквально все.

С другой стороны, заявления министерства о лишних вузах, лишних преподавателях и лишних учителях без конкретных действий скорее наносят вред. Представьте себе, что у вас на работе гендиректор во всеуслышание объявляет: я планирую сократить 30% сотрудников, подробности позже. Это создаст атмосферу неуверенности в коллективе, потому как сотрудники хотят знать, когда это произойдет, каковы будут принципы сокращений, какие компенсации будут выплачены, будет ли предложено альтернативное трудоустройство. А чем преподаватели отличаются от обычных сотрудников? По-моему, ничем – им тоже крайне важно знать ответы на эти вопросы. Потому что, если тебе предстоит с 30%-ной вероятностью оказаться на улице через три месяца, ты хочешь знать об этом как можно больше.

Новая команда министерства работает уже давно, но, к сожалению, пока его деятельность выглядит как ряд локальных войн – иногда справедливых, иногда не очень – без четко сформулированной стратегии. Конечно же, в российском образовании так много проблем, что эти войны можно вести еще несколько лет и добиться реального прогресса. Однако хотелось бы знать, ради чего. Как министерство представляет себе целевое состояние российского высшего и среднего образования? В чем будут состоять основные этапы необходимой реформы? В какие сроки она будет реализована? Если ответы на эти вопросы известны, настоятельно советую ими поделиться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать