Статья опубликована в № 3365 от 14.06.2013 под заголовком: Вещь недели: Учебник истории

Максим Солюс: Путин поставил перед историками неразрешимую задачу

ИТАР-ТАСС

Зимой Владимир Путин предложил создать новый учебник истории, который не имел бы «внутренних противоречий и двойных толкований». И вот в понедельник группа экспертов выдала первые результаты. Из этих результатов «Ведомостям» удалось ознакомиться только с одним – «примерным перечнем трудных вопросов российской истории» из 31 пункта.

Вот несколько трудностей навскидку. Образование Древнерусского государства и роль варягов в этом процессе (пункт 1). Исторический выбор Александра Невского в пользу подчинения русских земель Золотой Орде (пункт 3). Роль Ивана Грозного в российской истории (пункт 5). Причины, особенности, последствия и цена петровских преобразований (пункт 9). Оценка внутренней политики Александра I, Николая I, Александра II, Александра III (пункт 11). В общем, беглого взгляда на этот список (см. на www.vedomosti.ru) достаточно, чтобы понять: легких вопросов в российской истории немного.

Если вдуматься, Путин поставил перед историками неразрешимую задачу. Любая история представляет собой интерпретацию – никакой «объективной» истории не бывает. Всякий, кто учился в советской школе, помнит, что история есть борьба классов, в которой победит пролетариат. А кто в православной – что история начинается с грехопадения, а закончиться должна вторым пришествием. То есть история неизбежно подразумевает наличие историософии. Именно историософия подсказывает, какие события важные (и о них надо сказать), а какие неважные (и о них полезнее умолчать). Именно из нее следует, какую оценку дать тому или иному событию.

Для школьной истории историософия еще важнее. Можно сколько угодно рассуждать на кухне про варягов (или про Сталина) с тем, кто в школе уже узнал, кто такие варяги. Но если учитель на уроке будет излагать все плюсы и минусы норманнской теории, у него скорее всего просто не останется времени объяснить, кто такие норманны. А у школьника будет в голове каша: так правда про варягов или неправда (то ли гений он, а то ли нет еще)?

Очевидно, что, какова бы ни была эта школьная историософия, с ней должна согласиться большая часть российской элиты – тот же Путин для начала. Проще говоря, школьная история является функцией национальной идеи. Вот поэтому «единый» учебник и невозможен. Идеи единой нет. Путин не предложил, а сами мы не придумали.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать