Статья опубликована в № 3372 от 25.06.2013 под заголовком: Рецепт для России: Ключевой бизнес и смежные сферы

Орит Гадиешь: Развитие с опорой на нефтегазовый сектор – шанс для России

Модель оптимального развития России уже сформулирована в оборонной промышленности и атомной энергетике РФ
A. SMIRNOV / AFP

В последние годы нефтегазовый сектор вывел российскую экономику на восьмое место в мире. На углеводородные отрасли сейчас приходится две трети российского экспорта и 35% ВВП. Россия стала мировым лидером по добыче нефти и газа. Однако этого недостаточно для развития страны, которая стремится занять лидирующие позиции в глобальной экономике.

Почему? Потому что ясно виден дисбаланс между гигантским добывающим сектором и промышленным производством. В последние 10 лет доля промышленного производства в ВВП России колеблется на уровне 17%, в экспорте – лишь на уровне 7%.

Дело не только в том, что запасы нефти и газа конечны, а в том, что планомерное развитие промышленного производства – ключевой фактор завоевания устойчивого лидирующего положения в мировой экономике. Эффективность такого подхода убедительно доказал опыт Германии в 1950-е, Японии в 1960-е и Китая в 1990-е.

В прошлом эти страны увеличили долю промышленного производства в своем ВВП и добились общего роста благосостояния благодаря последовательной государственной политике, направленной на поддержку промышленного производства и создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций.

Практически во всех областях, где правительство России могло бы поддержать производство, Россия по ключевым промышленным показателям отстает от стран-конкурентов, в первую очередь Индии и Китая.

Согласно результатам проведенного IMD в 2012 г. исследования, в котором приняли участие 59 стран, Россия занимала 53-е место по производительности и эффективности труда, 34-е – по инфраструктуре, 57-е – в категории «законодательство, регулирующее хозяйственную деятельность» и 58-е место в категории «возможность свободно устанавливать нерегулируемые, реалистичные рыночные цены». В общем рейтинге Россия заняла 48-е место.

Опыт Bain & Company говорит о том, что существует универсальный, не подверженный временным изменениям принцип завоевания прочных позиций на рынке: выявить сильный ключевой бизнес и развивать смежные с ним сферы. Исследования, проводившиеся нами в последние десятилетия, показывают, что путь, при котором диверсификация с целью роста и развития строится с нуля, в абсолютно новых сферах экономики, без прямой связи с ключевым бизнесом, обычно оканчивается неудачно.

К счастью, в России ключевой бизнес выявить нетрудно. Он должен быть построен на основе нефтегазового сектора (и других сырьевых секторов, где Россия сильна). Этот ключевой бизнес России должен быть дополнен промышленными предприятиями мирового уровня по производству оборудования, службами технической поддержки и эксплуатации и т. д. В настоящее же время Россия импортирует почти половину таких услуг и оборудования.

Замечательно, что Россия уже знает, как это сделать. Практически эта модель сформулирована в оборонной промышленности и атомной энергетике. И в обоих случаях существенную роль играли государственная политика и инвестиции. Оборонная промышленность всегда была связана с репутацией России – с ее экспортом и помощью другим странам. В связи с этим государство постоянно финансировало значительные объемы исследований и разработок, а также за счет объемов производства обеспечивало снижение затрат, что позволяло устанавливать низкие цены. Кроме того, экспорт был консолидирован.

В результате в прошлом году поставки российского вооружения составили почти $15 млрд и Россия стала вторым (после США) крупнейшим экспортером вооружений, более чем в четыре раза опередив ближайшего конкурента – Китай.

В атомной энергетике Россия уже является мировым лидером. Развитие атомной энергетики в России началось более 50 лет назад: государству необходимо было быстро найти дешевый источник электроэнергии, сократить затраты на перевозку угля на огромные расстояния по стране. Теперь Россия – третий по величине (после США и Франции) рынок в мире, а скоро займет первое место; Россия также мировой лидер по строительству атомных электростанций. Государственные инвестиции в этой области в последние пять лет росли весьма заметными темпами.

Еще одним результатом стало то, что Россия в ближайшем будущем станет первой страной, способной создавать АЭС, работающие на ядерных отходах, и строить за рубежом подобного рода объекты. Это технология нового поколения, она позволяет получать более дешевую электроэнергию и сделает атомную энергетику значительно безопаснее.

Хватит ли у России политической воли повторить эти достижения в нефтегазовой сфере? Другим странам удалось сделать это: в Норвегии годовые объемы услуг в нефтегазовом секторе растут почти в четыре раза быстрее, чем добыча нефти и газа. Правительство Норвегии способствовало росту, создав благоприятные условия местным фирмам, обязав международные нефтехимические компании 50% затрат на научно-технические разработки направлять норвежским организациям и предоставляя иностранным компаниям доступ к месторождениям нефти и газа только в обмен на технологии.

Подобный подход применяется и в Бразилии: правительством установлено требование, согласно которому от 40 до 85% эксплуатационных расходов компаний нефтегазового сектора должны приходиться на местных поставщиков товаров и услуг.

Россия может и должна ввести аналогичные правила. Нефть и газ – не просто ключевой бизнес в России. Это ключ к будущему. А способность мобилизовать все ресурсы для достижения масштабных целей, как известно, одна из ключевых российских черт.

Но руководству России необходимо действовать быстро, используя разумные стимулы, пока страна еще не утратила свои естественные преимущества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать