Мнения
Бесплатный
Алексей Захаров
Статья опубликована в № 3374 от 27.06.2013 под заголовком: Причины и следствия: От морали к политике

Алексей Захаров: Как моральные требования трансформируются в политические

Почти месяц продолжаются массовые протесты в Турции и Бразилии – двух странах, весьма похожих на Россию по уровню экономического развития. Число вышедших на улицу людей в Стамбуле, Сан-Паулу и других городах, исчисляется сотнями тысяч. Стоит обратить внимание на то, что требования протестующих были изначально моральными и локальными (против сноса парка в Стамбуле и повышения цен на транспорт в Сан-Паулу), но быстро стали политическими. Трансформация моральных требований в политические может произойти и в нашей стране.

Никакая современная наука не может предсказать точное время наступления протестов (можно попробовать оценить вероятность их наступления), сравнимых по масштабам с событиями в Бразилии или в Турции: массовые протесты – стихийные события. Конечно же, свою роль играют цены на нефть, качество государственного управления, репрессивная активность государства, события в соседних странах, наличие ясной повестки дня и организационной структуры у оппозиции. Но это всего лишь факторы риска, а не какие-то обязательные условия того, что должно или не должно произойти.

Не стоит преувеличивать и привязанность протестов к выборам: и в Турции, и в Бразилии у массовых выступлений граждан были, как мы знаем, другие причины. Выходу на улицу гражданам этих двух стран не помешал и относительно низкий уровень развития гражданского общества. По уровню доверия – основному показателю социального капитала – и Турция, и Бразилия являются мировыми аутсайдерами, сильно проигрывая в том числе и России. В нашей же стране главный фактор, который теоретически может способствовать возникновению по-настоящему массовых протестов, – это Москва. Столица – огромный город c очень высокой плотностью населения, одной из самых высоких среди мировых мегаполисов. В Москве 10–12 млн человек живут менее чем в часе езды от городского центра, и вероятность того, что на улицу в один прекрасный день выйдет 100 000 или 200 000 человек, в таких условиях всегда остается высокой.

Чего должны требовать митингующие, если их соберется достаточно много для того, чтобы ощутить вкус близкой победы? И наш, и мировой опыт говорит о том, что государства очень хорошо умеют обходить и нейтрализовывать требования граждан, если они носят абстрактный, моральный характер. Вспомним недавний опыт. 100 000 россиян, собравшихся на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 г., требовали честных выборов. Государство сделало вид, что пошло навстречу, но потом быстро отыграло назад. К президентским выборам в марте прошлого года была введена видеофиксация (что дало некоторую надежду на увеличение прозрачности подсчета голосов), но потом суды вдруг отказались использовать видеоматериалы для оспаривания итогов выборов. Был обещан новый телевизионный канал – но почти сразу после его открытия журналисты, работающие там, начали жаловаться на цензуру. Был обещан (и в итоге принят) закон о прямых выборах губернаторов, но с трудно преодолимым «муниципальным фильтром» – барьером, требующим от будущего кандидата в губернаторы сбора подписей муниципальных депутатов.

Вместо отставки Владимира Чурова и честных выборов – самых громких требований протестов позапрошлой зимы – россияне получили «болотное дело», множество новых запретов и четвертый срок Владимира Путина. Пожалуй, самый главный урок последних полутора лет состоял в том, что любая уступка обществу со стороны нашего политического режима скорее всего будет являться временной мерой, которая будет обращена вспять при первой же возможности. Государство сделало все, чтобы показать: оно не рассматривает общество как одну из сторон, в отношении которой должны соблюдаться договоренности.

Если этот исторический урок окажется усвоенным лидерами оппозиции и простыми гражданами, то на первое место в будущей протестной повестке выйдут политические требования. Это будет необходимо хотя бы для того, чтобы сделать необратимым выполнение любых запросов экономического или правового характера – таких, например, как снижение налогов на малый бизнес или требование честного подсчета голосов на выборах.

Не желая, чтобы с ними обошлись так же, как год назад, протестующие могут решить, что настаивать нужно в первую очередь на кадровых решениях в высшем эшелоне федеральной власти. Помимо роспуска – в конституционных рамках – Государственной думы они могут потребовать отставки глав центральных телевизионных каналов и назначения на их место людей с хорошей профессиональной репутацией (такие люди в нашей медиаиндустрии есть). Должен будет уйти глава Центризбиркома Владимир Чуров, главы некоторых силовых ведомств, наиболее одиозные федеральные министры и представители президентской администрации, верхушка судебной системы. И, конечно же, первой в списке требований протестующих может оказаться отставка Владимира Путина и его уход из политики – ведь именно его политические амбиции, взгляды и стиль управления определяют сейчас политический и экономический курс нашей страны. Общество может осознать, что без выполнения этого, самого важного, требования любая уступка, на которую будут вынуждены пойти власти, будет временной мерой, за которой последует новое закручивание гаек.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more