Статья опубликована в № 3395 от 26.07.2013 под заголовком: Вещь недели: Книга

Максим Гликин: Эдвард Сноуден и спектакль в «Шереметьево»

Последняя резонансная новость: адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена подарил Эдварду Сноудену книгу - роман Достоевского «Преступление и наказание». До этого он же вручил букварь. Намек: ты здесь надолго, учи русскую речь, осваивай классику, люби новую родину. Наверное, Сноудена больше порадовал бы другой подарок - документ из погранслужбы, разрешающий ему выйти наконец из капсульного отеля. Но пока не дождался - не пора.

В освещении приключений Сноудена в России СМИ (и не только, те, что задействованы в госпропаганде) до сих пор исходят из презумпции самостоятельности, субъектности бывшего сотрудника ЦРУ, оказавшегося в специальной зоне «Шереметьево». На этом же настаивают официальные и допущенные к Сноудену лица. Создается видимость, что американец сам решает, уезжать или нет, подавать ли на убежище и куда, с кем встречаться, где и как долго жить, кому писать, куда устраиваться на работу.

Между тем у нас нет никаких доказательств, никаких объективных свидетельств того, что этот человек обладает свободой выбора, а не живет на правах арестанта. Мы не знаем, был ли у него изначально какой-либо выбор между тюрьмой в США и возможностью остаться на свободе, но на условиях Владимира Путина (причем весь их перечень нам также не известен). Мы не знаем доподлинно, где живет этот человек с момента прилета в Москву, кто и как готовит ему пищу, кто организует его общение с внешним миром. Мы знаем, что он все это время находится в изоляции, под полной охраной и опекой специальных служб, а встречаются с ним люди, лояльные властям или находящиеся на госслужбе. Исключением можно считать директора Human Rights Watch в России Татьяну Локшину, которая рассказала «Ведомостям» после встречи следующее: Сноуден фактически лишен свободы передвижения; заявление о том, что он хочет получить убежище, он прочитал по бумажке, почти не поднимая глаз, и оно противоречило сказанному устно.

Разумеется, наши власти никогда не скажут: мы решили, чтобы Сноуден находился здесь и делал то, что велим мы. Это бы вызвало неслыханный международный скандал. А сейчас у Вашингтона нет формальных поводов упрекать Москву в волюнтаризме и попрании прав личности, попирающими права выглядят сами США. Но это не значит, что там не понимают, какой спектакль разыгрывается все эти недели в «Шереметьево». И не оценили по достоинству высказывание Путина, сравнившего Сноудена с поросенком - домашним животным, которого держат в хлеву и под замком.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать