Мнения
Бесплатный
Мария Шклярук

Мария Шклярук: Россия продолжает делать выбор в пользу испорченных институтов

Такой выбор чреват тем, что в итоге завтра проиграют все, в том числе те, кто считают себя в выигрыше сегодня

Каково предназначение судебной системы? Ответ на этот вопрос можно найти в области экономического анализа права. В свое время экономист Рональд Коуз разрушил понимание рынка как места, где все сделки совершаются мгновенно и без затрат на получение информации, договоренности и обеспечение исполнения контрактов, и ввел понятие трансакционных издержек. Такой подход позволил анализировать любую правовую систему. Как позже сформулировал Дуглас Норт, любое правило - от обычая до кодекса - следует рассматривать как механизм снижения трансакционных издержек. Нормы права направлены на повышение эффективности взаимодействия всех участников рынка при заключении и - что еще важнее - при последующем исполнении контрактов. Именно судьи как главные правоприменители должны гарантировать исполнение контрактов и разрешение споров. Это происходит только если решения судов одинаковы и предсказуемы.

Единообразие судебной практики, когда она складывается по конкретному спору, заполняет пробелы законодательного регулирования, приближает применение законов к фактическим обстоятельствам. Но что еще важнее, предсказуемость судебных решений снижает и необходимость обращения в суд, поскольку позволяет урегулировать большую часть споров до судебного разбирательства.

Важно, однако, какую именно предсказуемость приносит судебная система в общую систему правил.

Одни последствия принесет предсказуемость из разряда: вы оппозиционер и поэтому для вас правила из смутно понятного набора № 1, а вы - сотрудник полиции, поэтому из понятного набора № 2. Или, предположим, ради экономического роста принимают решение защищать предпринимателей, тогда «вы предприниматель - получайте набор правил № 3 (мягкий)». А если предприниматель одновременно оппозиционер? А если спорный контракт, который обычно решается судами одинаково, но в этом случае обычно проигрывающая сторона близка к власти? Предсказуемость такого рода низкая, поскольку сложно угадать, какая социальная роль подсудимого окажется для суда главной и единственной.

Другие последствия повлечет за собой предсказуемость решений суда, когда группы интересов теряют возможность влиять на судебные решения. Ведущий специалист по экономическому анализу права Ричард Познер описывал интересующий нас вопрос применительно к сравнению возможностей перераспределения ресурсов через право в системах общего и континентального права. По его мнению, суды, создающие прецедент в общем праве, в отличие от законодателей в системе континентального не имеют эффективных средств для перераспределения благосостояния между группами интересов. Иными словами, когда можно быстро принять закон и получить выгоду, отрезав себе кусок общего пирога, то какая-нибудь группа интересов этим пользуется, а когда право творят суды, привязываясь только к узкому, конкретному случаю, инструмента быстрого перераспределения ресурсов нет. В более широком плане это относится и к сравнению роли суда в применении законов: если у групп интересов есть возможность использовать судебную систему для своей пользы, они и будут использовать этот вариант увеличения своего состояния по причине того, что он самый дешевый. А если суд независим, то группам интересов будет выгодно, чтобы суды работали так, чтобы общее благосостояние росло и контролируемая ими часть росла вместе с общим «пирогом».

Экономический анализ права трактует систему права, судов, а также поведение экономически активных субъектов так. Если ваш деловой партнер не выполняет контракт - вы идете принуждать его через суд, чиновник нарушает контракт по защите ваших прав - вы идете и в суде получаете защиту. Если законодатели, с которыми у вас контракт по делегированию полномочий осуществления власти, нарушают Конституцию - вы жалуетесь в Конституционный суд и выигрываете или, как вариант, сменяете законодателей или президента на выборах. В стране с таким функционированием права есть все предпосылки экономического роста.

Если же за исполнением контракта с деловым партнером вы выбираете бандитов или правоохранительные органы как инструмент давления, чиновнику даете взятку, а законы просто стараетесь не исполнять - это ваш рациональный выбор в пользу работающих институтов. Только от государства в этом случае остается все меньше, и рано или поздно та часть населения, которую категорически не устраивает подобное исполнение сделки «гражданин страны: плати налоги и выполняй обязанности в обмен на работающие формальные институты и понятные правила», выбирает какой-нибудь неформальный или даже нелегальный, зато работающий способ смены власти. Нечто подобное проиллюстрировали украинские события.

Так что все попытки «спасать экономику» или «искать точки роста» где-нибудь в другом месте, т. е. без возвращения судам функции гарантии предсказуемых и одинаковых правил «для всех», без вынужденного согласия власти на независимый от законодательной и исполнительной власти суд, обречены на провал. Притом что эффективно работающие институты были бы выгодны всем, включая тех, у кого большой «кусок общего пирога» уже есть, Россия продолжает делать выбор в пользу «испорченных» институтов, а группы интересов - в пользу сиюминутной выгоды. Такой выбор чреват тем, что в итоге завтра проиграют все, в том числе те, кто считают себя в выигрыше сегодня.

Автор - научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать