Статья опубликована в № 3625 от 08.07.2014 под заголовком: От редакции: Преступление и наказание

От редакции: Преступление и наказание нашего времени

Сергей Цапок
Валерий Матыцин / ИТАР-ТАСС

Смерть фигуранта громкого уголовного дела всегда кажется неслучайной. К смерти многих фигурантов громких уголовных дел общество привыкает.

Вчера стало известно, что в краснодарском сизо умер Сергей Цапок, осужденный пожизненно по делу об убийстве 12 человек в станице Кущевской в 2010 г. Цапок считался главарем местной ОПГ, в сизо он ждал решения апелляционной инстанции по своему приговору. Предварительные официальные версии смерти - инсульт и сердечная недостаточность. Однако уже появились и конспирологические: потерпевшие по делу Цапка не верят, что умер именно он, а не двойник; и наоборот, сторонние наблюдатели полагают, что Цапку могли помочь умереть, особенно если учесть большую смертность среди членов его банды в сизо (на стадии следствия покончили с собой Виталий Иванов и Сергей Карпенко, неделю назад повесился Игорь Черных, также осужденный пожизненно). Может быть, Цапок слишком много знал (по версии следствия, ОПГ действовала в Кущевском районе с 1998 по 2010 г. - столько существовать без поддержки со стороны властей и милиции сложно), а может, бандитам хотят отомстить.

Мы не знаем. И не узнаем. Полиция, следствие, суды, система исполнения наказаний работают так, чтобы выдавать как можно меньше информации наружу. А общество не особенно хочет эту информацию получать.

Общество считает условных цапков извергами и по поводу их смерти в сизо думает так: во-первых, так им и надо, во-вторых, конечно, им «помогли», потому что дыма без огня не бывает. Это совпадает с нашей в целом конспирологической картиной мира - и поэтому нам уже не важно, что произошло на самом деле.

Смертность в сизо, тюрьмах и колониях высока, это связано и с плохими условиями содержания. Но очевидны и закрытость, непрозрачность, отсутствие институтов независимого контроля, независимого расследования (в том числе парламентского) - все это создает предложение на рынке неформального решения вопросов.

Еще одна недавняя странная смерть - падение подследственного генерала МВД Бориса Колесникова с балкона здания СКР. В этом году будет пять лет со дня смерти Сергея Магнитского в сизо, она оказалась одной из самых громких. В этом деле контрапунктом служил шум за рубежом, поднятый коллегами Магнитского из компании Hermitage и приведший к принятию в США санкций против ряда российских граждан. В итоге дело привело к серьезным последствиям во внешней политике, но не к выводам во внутренней.

Резонансные происшествия, казалось бы, должны интересовать общество на всех этапах. Казалось бы, определение условий, в которых стало возможно преступление, виновных в создании условий для катастрофы - все это нужно, чтобы общество и власть выучили свои уроки. Но российское общество пребывает в постоянной смене сильных эмоций: теракты, наводнения, землетрясения, технологические катастрофы... Интерес размывается, нас трудно удивить. Апатии способствует и закрытый характер следствия и его затягивание. Конспирология привычно объясняет жизнь, и мы переключаемся на новую катастрофу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать