Мнения
Бесплатный
Роберт Шиллер
Статья опубликована в № 3633 от 18.07.2014 под заголовком: Дневник экономиста: Почему все ждут кризиса

Роберт Шиллер: Почему все ждут кризиса

В последние месяцы среди финансовых экспертов и СМИ всего мира усиливаются опасения, что перегрев на рынках недвижимости, акций и долгосрочных облигаций может вызвать масштабную коррекцию и следующий экономический кризис. Но широкую публику эта проблема, кажется, не особо волнует: статистика Google показывает некоторый рост запросов «пузырь на фондовом рынке», но до значений 2007 г. далеко, а информацию о «пузыре на рынке жилья» по-прежнему ищут довольно редко.

Но опасения экспертов вполне оправданны. Ведь вера в то, что рынки всегда эффективны, может сохраняться только в случае, если некоторые не до конца в этом убеждены и считают, что могут получить прибыль, если угадают время движения рынка. Но в то же время опасно слишком громко озвучивать преувеличенные опасения. Ведь мы не знаем, не спровоцируют ли они людей на неоправданно резкие действия.

Международные агентства недавно опубликовали предупреждения о чрезмерном объеме спекулятивного капитала на рынках активов, наводя на мысль, что пора обеспокоиться по поводу возможного кризиса. В июне заместитель директора-распорядителя МВФ Минь Чжу доказывал, что рынки недвижимости ряда стран, в том числе европейских, азиатских и американских, «показывают признаки перегрева». В том же месяце Банк международных расчетов отметил в годовом отчете «наличие тревожных признаков».

Газеты тоже бьют тревогу. На первой странице The New York Times 8 июля вышла статья «От акций до ферм, то ли еще рост, то ли уже пузырь: цены практически на все активы по всему миру настолько высоки, что создают риски для экономики». Выражение «практически на все» выглядит преувеличением, но в целом заголовок вполне ясно показывает уровень обеспокоенности.

Не совсем ясно, почему сигналы тревоги зазвучали именно сейчас. Рынки достигли дна в начале 2009 г., и с тех пор наблюдается всеобщий рост. Почему же люди не готовы насладиться еще несколькими годами роста?

Скорее всего на сознание влияют недавние рекорды рыночных индексов, хотя если сделать поправку на инфляцию, то показатели окажутся не такими уж рекордными. Например, месяц назад мировой фондовый индекс Morgan Stanley Capital International побил прошлый рекорд, установленный 31 октября 2007 г.

МВФ в июне запустил новый сайт Global Housing Watch, собирающего статистику по ценам на недвижимость в мире. Всемирный индекс стоимости жилья растет теми же темпами, что и во время бума, окончившегося кризисом 2008 г. Правда, рекордных уровней 2006 г. цены еще не достигли.

На прошлой неделе ФРС назвала срок завершения программы количественного смягчения (QE). Если экономика будет развиваться в соответствии с ожиданиями службы, то через месяц после октябрьского заседания Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC) программа, действующая с сентября 2012 г., будет свернута. Это тоже повлияло на позицию экспертов. Хотя особенной новости в заявлении нет. Все понимали, что в скором времени ФРС проведет последний раунд количественного смягчения.

Проблема в том, что невозможно предсказать реакцию на изменение политики регулятора, на признаки перегрева или приближающегося падения и другие новости, которые могут быть расценены как важные. У нас просто не хватает достаточного объема точно задокументированных данных о крупных финансовых кризисах. Погрешности в эконометрических расчетах остаются большими, несмотря на изучение временных рядов, глубина которых обычно не превышает нескольких десятилетий.

До того как разразился последний кризис, экономисты любили рассуждать о «великой сдержанности» (в противовес «Великой депрессии»): колебания экономики стали умереннее, и многие сделали вывод, что политика стабилизации достигла новых высот. В 2005 г., прямо перед началом финансового кризиса, гарвардские эконометристы Джеймс Сток (сейчас он входит в число экономических советников Барака Обамы) и Марк Уотсон пришли к заключению, что за последние 40 лет экономики развитых стран стали менее волатильны и менее зависимы друг от друга.

Этот вывод придется пересмотреть с учетом данных, полученных после финансового кризиса. Торможение экономики в 2009 г., самом тяжелом году кризиса, было вполне катастрофическим.

За последние 100 лет произошло три крупнейших кризиса - 1929-1933, 1980-1982 и 2007-2009 гг.. Эти события стали чем-то большим, нежели масштабированной версией более частых небольших колебаний, с которыми мы нередко имеем дело и которые анализировали Сток и Уотсон. Но, основываясь всего на трех случаях, сложно вникнуть в суть процесса.

Все три события были как-то связаны со спекулятивными изменениями котировок, которые удивили многих экспертов в моменты кризисов и не были толком объяснены даже годы спустя. Все три события были связаны и с ошибками политиков. Например, кризис 1980-1982 гг. был спровоцирован резким ростом цен на нефть, среди причин которого было начало ирано-иракской войны. Так или иначе все три кризиса были связаны с пузырями на рынках, которые лопались и приводили к финансовому коллапсу.

Те, кто предупреждает о серьезной опасности, если спекулятивный рост цен беспрепятственно продолжится, имеют полное право беспокоиться, даже если не могут доказать, что повод для тревоги есть. Подобные предупреждения не дают взлетам цен на рынках превратиться в более продолжительные и опасные явления.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать