Статья опубликована в № 3643 от 01.08.2014 под заголовком: Верховенство права: Суверенный метр

Екатерина Шульман: Как изобрести свой собственный эталонный метр

Заявление «мой рост составляет три суверенных метра, я самый высокий человек в мире» не вызовет желанной зависти у аудитории, не знакомой с понятием «суверенный метр»
ИТАР-ТАСС

Депутат Евгений Федоров, сообщило федеральное печатное издание, собирается ввести в российское законодательство понятие «страна-агрессор». Проект еще не внесен, но автор о нем охотно рассказывает. Агрессор - это государство, вводящее санкции в отношении РФ, граждан РФ и российских юридических лиц. Право утверждать перечень стран-агрессоров дается правительству РФ, оно же решает, какие ограничения вводить против компаний, зарегистрированных в этих странах и работающих в России. Крайне характерная черта депутатского законотворчества последнего времени: вносится нечто радикальное под лозунгом «эх, запрещу!», а приглядишься - содержание сводится к предоставлению дополнительных полномочий исполнительной власти. Я депутат, я хочу все запретить, но что именно - пусть решают профильные ведомства.

Евгений Федоров - очень интересный депутат. В Думе он непрерывно с IV созыва, верный единоросс, с ноября 2006 по декабрь 2011 г. председатель одного из ключевых думских комитетов - по экономической политике и предпринимательству. На посту председателя ничем особенным не выделялся, во фракции считался человеком грамотным, системным и скромным. Поскольку он был относительно молод и по партийным меркам разговорчив, в феврале 2011 г. его делегировали на радиоэфир с перспективным оппозиционным политиком Алексеем Навальным. В дискуссии родилось бессмертное определение «партия жуликов и воров», а депутат Федоров приобрел вкус к публичным выступлениям, но исключительно монологическим. С тех пор тема его многочисленных высказываний всегда одна: засилье американцев в российской политике вообще и законотворчестве в частности (Навальный - тоже американский проект, если вы еще не догадались). По мнению депутата Федорова, все ключевые законы, принятые в России за последние 20 лет, написаны на самом деле в Америке и имеют целью России навредить. Надо понимать, к законам, которые ввел комитет по экономической политике под руководством своего председателя, это тоже относится.

В VI созыве депутат Федоров не получил руководящей должности, став рядовым членом комитета по бюджету и налогам. Однако на активности его, медийной и законотворческой, это не сказалось. С начала нынешнего созыва он внес 35 проектов, из которых шесть уже стали законами: среди них недавние поправки в закон о национальной платежной системе и закон об иностранных агентах. На рассмотрении палаты - продолжающие тему спасительного изоляционизма проекты о статусе национального бизнеса и о введении статуса средства массовой информации - иностранного агента. Также есть законодательно оформленная идея дополнительно ужесточить иностранные усыновления и ограничить оборот продукции с ГМО, посредством которой, как всякий понимает, американцы норовят привить жителям России генетические мутации и хроническую эректильную дисфункцию.

В чем смысл законодательного закрепления статуса страны-агрессора? Насколько можно понять из высказываний самого автора, проект направлен против американских аудиторских и консалтинговых компаний. Например, коварная компания McKinsey консультировала руководство московского метро, а там как раз авария и случись! Про аудиторов и говорить нечего - автор выражает надежду, что «в санкционный список попадут все шесть крупных американских аудиторских и консалтинговых фирм, работающих в России. Это Deloitte, KPMG, Ernst & Young, PricewaterhouseCoopers, Boston Consulting Group, McKinsey. На самом деле KPMG - голландская компания, а Ernst & Young - британская, но понятно, что все агрессоры одним миром мазаны.

В стародавние времена, когда министерства еще не занимались цензурой, а телевидение не убивало людей, но Константин Эрнст уже руководил первой кнопкой, в бывшем «РИА Новости» мне рассказывали следующую легенду об аудите. Каналу ОРТ грозило банкротство, и даже какие-то робкие судебные приставы заходили в кабинет Эрнста и описывали его стулья, как в фильме «Служебный роман». Тогдашний министр печати Михаил Лесин давал по этому поводу пресс-конференцию, на которую агентство послало корреспондента из непрофильной редакции. Корреспондент, подойдя после пресс-конференции к министру, спросил: «А кто будет проводить аудит ОРТ?» - «Эрнст и Янг», - ответил Лесин. «Кто, простите?» - «Эрнст и Янг». На ленту вышло сообщение: «Аудит ОРТ будут проводить Михаил Лесин и Константин Эрнст». Тогда всем казалось, что это очень смешная история.

Проверять самих себя посредством компании «Патриотичный аудитор» и консультировать компанией «Суверенный советчик» - дело соблазнительное. Распространено убеждение, что мерить общечеловеческой линейкой опасно: эталонный метр хранится где-то там, на враждебной территории. Беда, однако, в том, что всякое измерение имеет смысл только в рамках универсально признанной шкалы. Заявление «мой рост составляет три суверенных метра, я самый высокий человек в мире» не вызовет желанной зависти у аудитории, не знакомой с понятием «суверенный метр». Можно всех пользователей линейки объявить агрессорами и полностью перейти на измерения в духовных скрепах. Но нельзя одновременно отвергать объективные критерии и жаждать положительной оценки в рамках этих критериев. На более общем уровне это порок всей российской внешнеполитической позиции: мы не хотим изоляции, мы хотим признания Запада. Мы взыскуем некоего высшего аудитора, который неоспоримо признает нашу правоту и неправоту «агрессоров», - а раз существующий порядок выставления баллов несправедлив, то давайте сделаем свой. Но этих результатов никто не признает, потому что имя того аудитора, чья оценка нам не нравится, - не «Запад», а «реальность».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать