Статья опубликована в № 3654 от 18.08.2014 под заголовком: Экономическая политика: Чем опасна изоляция

Иван Любимов: Чем опасна изоляция

Дмитрий Новожилов / Ведомости

Изоляционизм, который вновь имеет шансы стать частью нашей политико-экономической системы, вреден абсолютно для всех: для власти, ее сторонников и ее противников. Последствия изоляции могут быть гораздо болезненнее экономического застоя.

Когда студентов знакомят с одним из центральных явлений в экономике - информационной асимметрией, в качестве иллюстрации часто приводят модельную ситуацию с продажей подержанного автомобиля. Покупатель, т. е. менее информированная сторона, знает только о возможных состояниях, в которых может находиться автомобиль (машина со скрытым дефектом или исправное авто), но ничего не знает о состоянии конкретного продающегося авто. Продавцу же, напротив, известно о машине абсолютно все. На неосведомленности покупателя продавец может заработать, продав ему автомобиль с дефектом по цене исправной машины.

Давайте теперь представим другую ситуацию: об отдельном предмете сделки менее информированная сторона знает как раз все, а вот о том, какие в принципе состояния предмет может принимать, ей, напротив, ничего не известно.

В плановых социалистических автократиях прошлого столетия государство, за небольшим исключением, занималось абсолютно всем: от обеспечения национальной безопасности и проведения экономической политики до производства утюгов и школьной формы. В отличие от покупателей подержанных авто жители социалистического блока были хорошо знакомы со свойствами производимых в стране потребительских товаров и качеством предоставляемых режимом общественных благ, таких как медицинское обслуживание или образование.

О чем потребители имели гораздо меньше информации, так это о свойствах общественных благ и потребительских товаров и услуг в странах, идеологически враждебных правящим социалистическим режимам. Какую потребительскую корзину может себе позволить типичный житель Франции? Лучше или хуже медицинское обслуживание в Канаде? Насколько хорошо учат в финских университетах?

Политика изоляционизма, использовавшаяся социалистическими автократиями, значительно сокращала возможность граждан делать самостоятельные выводы об относительном качестве их жизни. Граждане изолированных государств могли только гадать, какой «машиной» они пользуются - хорошей или плохой.

Для получения сравнений им чаще всего приходилось верить на слово своим правительствам. Те же старались убедить граждан в том, что в капиталистическом мире царит сильнейшее неравенство и большинство людей живет в бедности, а в социалистической части мира для граждан создаются прекрасные условия жизни. Популярность социалистического руководства могла какое-то время оставаться сравнительно высокой. Иными словами, создавая при помощи политики изоляционизма информационную асимметрию, режимы зарабатывали политическую ренту.

Однако у такой политики были значительные издержки: опора на изоляцию приводила не только к уменьшению потока информации об уровне жизни в развитых странах, но также значительно затрудняла поступление более совершенных технологий из продвинутых экономик, катастрофически сокращала возможности для получения качественного образования за рубежом, а также приобретения там оборудования. Экономическая отсталость и относительная бедность, вызванные институциональными дефектами социалистической системы, консервировались еще сильнее. Ведь ввиду того, что экономики всех без исключения стран соцлагеря были догоняющими, их развитие было крайне чувствительным к перетоку знаний и опыта из более развитых государств.

Однако сравнительная бедность, вызванная остановкой развития, не только играет роль плохого результата, но также является причиной еще более серьезных проблем.

Потери от крупных шоков, которые богатые страны могут пережить относительно легко, в сравнительно бедной экономике, напротив, имеют гораздо более болезненные, а порой и катастрофические последствия. Падение стоимости основного экспортного товара, военные конфликты или крупные природные катаклизмы вроде землетрясений становятся намного опаснее, потому что вызванные ими относительные потери, если страна бедная, значительно выше, чем тот урон, который такой же шок причиняет богатой стране. Если типичный потребитель зарабатывает $1500 в месяц, то подушевые потери в $500 заставят его отказаться от покупки новой мебели или автомобиля. Если же средний доход экономического агента равен всего лишь $600, то те же подушевые издержки в $500 уже заставят его семью голодать. Ценовой шок, значительно сокративший в середине 1980-х гг. стоимость экспортируемых СССР природных ресурсов, нанес огромный ущерб советской экономике и катастрофически снизил поддержку коммунистического режима.

Изоляционизм, таким образом, не только не уберег социалистические автократии от накопившихся проблем и необходимости проведения реформ, но и создал дополнительные сложности. Результатом изоляции, вполне вероятно, был рост поддержки коммунистических партий. Однако в долгосрочном периоде, когда произошли известные шоковые события, режим столкнулся с проблемами очень большого масштаба и стремительно утратил политическую поддержку.

Вероятно принимая во внимание исторический опыт советского блока, современные авторитарные режимы, за редким исключением, отказались от политики изоляционизма.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать