Мнения
Бесплатный
Галина Старинская
Статья опубликована в № 3667 от 04.09.2014 под заголовком: Компания недели: «Роснефть»

Галина Старинская: Зачем «Роснефти» Китай на Ванкоре

Максим Стулов / Ведомости

Вы не любите Китай <...> а мы любим Китай», - говорил журналистам президент «Роснефти» Игорь Сечин в июне 2013 г. на Петербургском международном экономическом форуме. Дружба между «Роснефтью» и китайскими компаниями началась в 2004 г., когда CNPC помогла рефинансировать $6 млрд, взятых на покупку активов ЮКОСа. Через два года Sinopec оплатила покупку «Удмуртнефти», передав контрольный пакет «Роснефти». После кризисного 2008 года российская компания получила от Китая кредит на $15 млрд в обмен на поставку до 2030 г. 15 млн т нефти, а в прошлом году - $70 млрд предоплаты дополнительного экспорта 365 млн т в течение 25 лет.

Теперь госкомпании нужно постараться выполнить взятые обязательства по поставке нефти - около 670 млн т нефти за 27 лет. Падение добычи «Роснефти» на 0,3% за восемь месяцев 2014 г. - плохой сигнал для нее. Причина - уменьшение объемов бурения и большое количество зрелых месторождений.

В 2013 г. «Роснефть» добыла 207 млн т нефти. Треть добычи обеспечили истощающиеся месторождения «Юганскнефтегаза». У «Роснефти» есть новый работающий проект - Ванкорское месторождение (21,4 млн т в 2013 г.), который вместе с Сузуном, Тагулом и Лодочным (их запуск намечен после 2016 г.) образуют Ванкорский кластер. Стать акционером Ванкора Сечин предложил Китаю, сообщил президент Владимир Путин. Правда, именно ванкорская нефть сейчас экспортируется в Китай. Инвестиции за пять лет оцениваются в $16 млрд (по курсу ЦБ на 3 сентября 2014 г.). То есть в среднем $3,2 млрд, или 16% от капвложений «Роснефти» на 2014 г. Не такая большая сумма, чтобы искать партнера. К тому же предоплату, которую «Роснефть» получает от CNPC, Сечин обещал направлять не на погашение кредитов, а на стратегические проекты.

Между «Роснефтью» и Китаем есть неформальная договоренность, что предоплата идет в первую очередь на добычные проекты на Дальнем Востоке, строительство инфраструктуры, рассказывал ранее человек, близкий к китайской стороне. 1,5 трлн руб. из ФНБ, о которых просил Сечин, не пойдут на Ванкор. В интервью Der Spiegel он объяснил свою просьбу необходимостью освоения труднодоступных запасов газа в Восточной Сибири и строительства нефтехимического завода на Дальнем Востоке (ВНХК).

Дружбу с Китаем Сечин давно хотел закрепить новым совместным проектом в России. Предложений было много: участие в проекте по строительству ВНХК, доля в «Таас-Юрях нефтегазодобыче», работа в Арктике и на Сахалине. Китайцы не соглашались. Чиновник в Иркутской области ранее рассказывал, что китайским компаниям всегда были интересны восточносибирские месторождения, но им не давали доступа к крупным проектам. Ванкорский кластер с развитой транспортной инфраструктурой, на котором добыча ожидается на уровне 55 млн т, - лакомый кусок для любого иностранного инвестора. Китай вряд ли упустит такой шанс, а «Роснефти» важно заручиться его поддержкой, так как из-за санкций возможности российской компании на рынке долгосрочных заимствований сейчас ограничены (ее общий долг - $59 млрд).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать