Статья опубликована в № 3681 от 24.09.2014 под заголовком: История: Вера в чекизм

Павел Аптекарь: Дзержинцы и преображенцы

Дивизии оперативного назначения Внутренних войск МВД вернули историческое наименование - «имени Дзержинского». «По просьбе ветеранов соединения». Что это - очередное возвращение символической фигуры советской истории? Парадный расчет на Красной площади теперь будет выглядеть эклектично: вместе с преображенцами в нем будут стоять воины, осененные именем человека, чьи соратники в 1930 г. похитили в Париже последнего командира Преображенского полка Александра Кутепова (по наиболее распространенной версии, умер по дороге в СССР). Это типично для нынешней власти, она использует символику дореволюционной и советской империй. Следующим шагом может стать воссоздание элитной дивизии или бригады белой армии, например корниловской.

Но здесь важна как раз фигура и то, что она символизирует. Феликс Дзержинский - основатель Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), ставшей в последующих реинкарнациях (ОГПУ - НКВД - КГБ) спецслужбой с колоссальными полномочиями, единолично решавшей судьбы людей и целых народов. Она стремилась проникнуть во все сферы политической, экономической и общественной жизни, контролировать личное пространство граждан, их мысли и повседневность. «На каждого интеллигента должно быть дело. Задачей нашей должна быть не только высылка, а внесение в их ряды разложения», - писал Дзержинский своему заму Иосифу Уншлихту в 1922 г.

Дзержинский еще и идеолог «чекизма» - вседозволенности спецслужбы и ее сотрудников, подчинявшихся только партии, и то не всегда. После Гражданской войны «железный Феликс» продолжал настаивать на сохранении у ВЧК полномочий на внесудебные репрессии: «Наше право расстреливать - это резерв. Надо сговариваться на местах с председателями судов».

Дзержинский не был изувером. Но, будучи фанатиком революционной идеи, именно он создал для ее защиты репрессивную систему подавления инакомыслия, основанную на доносительстве и изощренной провокации. Систему, готовую покарать любого, кто назначен виновным по личному решению или разнарядке сверху. Эта машина растоптала затем многих соратников Дзержинского и даже его родственников.

Возвращение дивизии исторического наименования, подобно регулярным инициативам о возвращении памятника «железному Феликсу» на Лубянку, выглядит новой попыткой реабилитации репрессивной системы и «чекизма».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать