Статья опубликована в № 3689 от 06.10.2014 под заголовком: Extra Jus: Пределы контроля

Вадим Волков: МВД нуждается в замене модели управления

А.Махонин / Ведомости

Издержки контроля за работой сотрудников полиции в России сегодня настолько высоки, что на охрану правопорядка ресурсов уже не хватает. За свой рабочий день участковый уполномоченный делает две параллельные работы. Он совершает действия по охране порядка, например ходит по вызовам или проверяет условия хранения оружия, и одновременно детально фиксирует ручкой на бумаге все действия, которые он совершил. Заполнение протоколов, рапортов, отказных материалов и другая бумажная работа занимает у полицейского половину его рабочего времени. В конце дня сотрудник сдает начальству стопку бумаг плюс сводный отчет, где суммируется вся работа за день по типам и количеству заполненных бумаг. Без них считалось бы, что сотрудник полиции не сделал ничего. Каждую неделю к рядовым сотрудникам наведывается несколько проверяющих из различных вышестоящих подразделений - по линии и по территории, которые потом составляют отчеты о проверках. На деле российский полицейский прежде всего писатель, он не знаком с цифровыми технологиями, и на указательном пальце у него мозоль от шариковой ручки. Не стоит беспокоиться, что в цифровую эру люди разучатся писать от руки: МВД еще долго будет хранителем этого навыка.

Огромные издержки контроля - системная проблема российской полиции и причина ее низкой эффективности. Это не просто цена недоверия к рядовым сотрудникам, а следствие выбора модели управления, которая на деле ведет к росту затрат, но не улучшает результат. Бюджет МВД в последние годы удвоился, а доверие к полиции возросло от силы на два-три процентных пункта.

Перед любой организацией стоит дилемма управления: куда вкладывать средства - в отбор сотрудников при приеме в организацию и в качество их подготовки или в текущий контроль и оценку их работы? В первом случае предполагается, что качество подготовки сотрудников и уровень их профессиональной этики таковы, что способны выполнять функцию встроенного внутреннего контроля - человек не способен делать свою работу плохо. Если самодисциплина дает сбой, источником контроля выступает коллектив и механизмы репутации. Во втором случае необходимы постоянные проверки, отчетные материалы и специальные подразделения, работники которых будут делать проверки и анализировать отчеты, ставить оценки, давать указания. Работу контролирующих подразделений надо тоже как-то контролировать.

В вузах эта дилемма тоже очень заметна. Есть вузы (их большинство), в которые легко устроиться на работу, конкурс там фиктивный, много совместителей. Зато там многочисленные учебно-методические отделы и комиссии заставляют преподавателей писать планы работы, отчеты, результаты проверок, проводить фиктивные мероприятия по повышению квалификации. Есть другие вузы (их пока немного), куда попасть очень сложно, там высокие стандарты профессионального мастерства, жесткий отбор, зато никто не пристает с отчетами и планами, нет затрат на текущий административный контроль. Там спрашивают исключительно по результату: публикациям в престижных научных журналах и по тому, как студенты оценивают каждый курс каждого профессора. В одном случае сотрудника оценивает контролирующее начальство и по совершенным действиям, как они отражены в отчетах, в другом - сами потребители услуг и по конечному результату.

В российских правоохранительных органах (во всех, не только в полиции) принято требовать отчетность по каждому действию. Такая практика плодит контрольные и координационные подразделения, которые генерируют новые требования к новой отчетности. Доходит до абсурда. В некоторых городах отдел по охране общественного порядка (это управленческая структура) может требовать с каждого наряда ППС по 10 рапортов в сутки о проверке номеров велосипедов для повышения раскрываемости краж, чтобы, в свою очередь, отчитаться о проведении соответствующих мероприятий перед областным управлением. Это не помогает выявлять украденное имущество, но раздел «проверено номерных вещей» будет всегда заполнен нужными показателями.

Возможно, рост структур вертикального контроля стал реакцией МВД на то, что еще несколько лет назад сотрудники милиции массово занимались неформальными заработками. Когда им подняли зарплату, их стали контролировать настолько детально, что не заметили, как подгонка отчетности заменила собой реальную работу. По оценкам Института проблем правоприменения, составленным на основе исследования работы первичных подразделений полиции в нескольких регионах, на нужды вертикального административного контроля уходит до половины всех ресурсов полиции. Перед гражданами полиция отчитывается не чаще чем раз в квартал, а детальные опросы населения на тему их безопасности и взаимодействия с полицией, которые все же проводятся МВД, до сих пор не стали основным средством оценки работы полиции на местах.

В существующей модели управления оценка потребителей (они же налогоплательщики, финансирующие полицию через бюджет) никогда и не будет серьезно учитываться, подобно тому, как в плановой социалистической экономике учитывался только валовой показатель произведенной продукции, а оценка потребителя в виде готовности за нее платить никого не интересовала. Внутренние резервы для улучшения работы в российской полиции огромны. Чтобы ими воспользоваться, надо вкладывать деньги и время не в штабы и управления, а в отбор и подготовку кадров; оценивать работу полиции не по числу заполненных бумаг, а по отзывам и самочувствию населения конкретного района. Ну и планшет вместо шариковой ручки и протокола под копирку.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать