От редакции: Долгим ли будет перемирие на Украине

Константин Сазончик

Перемирие на юго-востоке Украины остается горячим. Продолжаются боевые столкновения и перестрелки, в начале которых украинские власти и ополченцы обвиняют друг друга. Насколько прочным окажется перемирие, станет ли оно прелюдией мирного транзита или оперативной паузой в войне?

Периодические обстрелы и локальные атаки в период объявленного перемирия - типичное явление для войн новейшего времени: арабо-израильских, боевых действий в Афганистане и ирано-иракской войны. Важнее, что происходит вокруг: готовятся ли стороны к завершению боевых действий или пользуются передышкой для наращивания и перегруппировки сил и неожиданного захвата ключевых позиций. Вопрос в творческой трактовке условий перемирия сторонами конфликта и России, публично отрицающей участие в нем.

Инфраструктура перехода к миру строится медленно: буферная зона только создается, стороны стараются успеть расширить контролируемую территорию до окончания процесса. Надежный контроль независимых наблюдателей за прекращением огня не налажен. В то же время Россия отвела значительную часть войск от границы, что снижает психологическое давление и возможности эскалации конфликта.

Ситуация может обостриться из-за позиции руководства непризнанных республик, которые выполняют только выгодные для них пункты перемирия. В частности, они продолжают делать заявления о независимости. Они намерены обеспечить легитимность по собственным правилам, а не по украинским законам и провести выборы уже 2 ноября. Такая скоропалительность неизбежно вызовет сомнения в честности процедур и результатов.

Новый виток конфликта невыгоден Кремлю, так как консервирует западные санкции (если не ужесточает). Однако Запад упрекает Москву в недостаточности усилий для обеспечения мира: спецкоординатор правительства ФРГ Гернот Эрлер в интервью «Коммерсанту» заявил, что Запад не видит давления России «на людей, которые контролируют Донецк и Луганск, чтобы пункты договоренностей могли исполняться шаг за шагом».

Появление квазинезависимых государств, требующих российской финансовой и военной помощи, создаст на границах России серую зону с теневым оборотом денег и оружия, где легко будет скрыться преступникам. Вовлечение в боевые действия новых российских участников также вызовет рост числа людей, считающих насилие единственным эффективным инструментом решения повседневных конфликтов, что вряд ли позитивно скажется на российском обществе.