Статья опубликована в № 3694 от 13.10.2014 под заголовком: Человек недели: Аркадий Ротенберг

Александра Терентьева: Отцы - детям

PHOTOXPRESS

В современной России в силу объективных причин бизнес-династий нет. Нет семей, которые, как Ротшильды, занимались бы финансовыми операциями с XVIII в., или, как семья Мишлен, более 100 лет управляли компанией по производству шин. Они только начинают появляться. У бизнесменов, сколотивших состояние в 1990-2000-х гг., выросли дети, которые могут продолжить дело отцов.

Например, сын основного владельца и председателя совета директоров ТМК Дмитрия Пумпянского Александр работает инвестиционным аналитиком в одной из структур отца («Синара капитал менеджмент») и входит в совет директоров екатеринбургского СКБ-банка. Совладелец и президент «Лукойла» Вагит Алекперов отправил сына Юсуфа работать в Западную Сибирь, прежде чем тот сможет занять руководящий пост в компании. На прошлой неделе выяснилось, что сын Бориса Ротенберга, 33-летний Роман, вице-президент по маркетингу СКА, выкупил у отца контрольный пакет финской Arena Events Oy (владеет комплексом Hartwall Arena, отелем Langvik и 49% финского хоккейного клуба Jokerit). А сын Аркадия Ротенберга, 41-летний Игорь (председатель совета директоров в компании отца «ТЭК Мосэнерго» и вице-президент родительского СМП-банка), стал вместо папы владельцем доли в строительной компании «Мостотрест». Доля в одном из крупнейших газпромовских подрядчиков - «Стройгазмонтаже» по состоянию на 10 сентября оставалась у Ротенбергов-старших, по данным «СПАРК-Интерфакса». Летом еще один давний знакомый Путина - Геннадий Тимченко продал долю в «Русском море» зятю Глебу Франку.

Видимо, это попытка хотя бы частично вывести бизнес из-под санкций. Но не только. На первый план постепенно выходит второе поколение бизнес-семей: молодые люди, осознающие себя новой российской элитой. Проблема в том, что стремительный взлет Ротенбергов и Тимченко в годы правления Путина всегда порождал множество вопросов. А стали бы они столь богаты, если бы Путин не был президентом? Сколько в их успехе бизнес-таланта, а сколько магического действия словосочетания «давний знакомый Путина»?

У продолжателей бизнес-династий путинской эпохи два пути. Либо каждый раз доказывать, что они самодостаточны и самостоятельны. Пока известно только о собственном бизнесе Романа Ротенберга - он продает спортивное питание и уверял два года назад Forbes, что для продвижения этого бизнеса связями не пользовался. Либо сделать из имени (вернее, фамилии) заклинание, помогающее в любых переговорах. Правда, действенность заклинания будет со временем таять все сильнее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать