Статья опубликована в № 3731 от 05.12.2014 под заголовком: Суд и гражданское общество: Образцовая реформа

Александр Верещагин: Образцовая реформа. Истоки и принципы судебной реформы 1864 года

Благоразумный Александр II провел самую успешную в истории России реформу
РИА Новости

Исполнилось 150 лет судебной реформе 1864 г. Ее точной датой принято считать утверждение императором Александром II новых Судебных уставов (20 ноября по старому стилю, 2 декабря - по новому). Эта реформа - пожалуй, наиболее удачная из всех когда-либо совершавшихся в правовой сфере - в считанные годы поставила Россию вровень с передовыми государствами по качеству судопроизводства. Она опровергает мнение о невозможности в России быстрых успешных реформ. Популярная ныне теория «русской колеи» (чередование реформ и реакции) побуждает нас с живым интересом перелистать эти давние страницы нашей истории.

Современники Пушкина и Гоголя не жалели темных красок для описания тогдашнего суда. Знаменитая фраза из обличительного стихотворения Хомякова о николаевской России - «в судах черна неправдой черной» - лишь самое известное выражение отношения образованных современников к суду. Простой русский народ в своих поговорках тоже не шибко жаловал суд: «Из суда, что из пруда, сухой не выйдешь»; «Судьям то и полезно, что им в карман полезло»; «Сильна правда, да деньги сильнее» (современная версия: «Бабло побеждает зло»).

Наиболее характерными недостатками судопроизводства были: приниженное, малопрестижное и зависимое от администрации положение суда; бедность судебного персонала; множественность инстанций и волокита (дело могло пройти через дюжину инстанций до получения окончательного решения); сословный характер суда; отсутствие гласности, закрытость процесса, производившегося в основном по бумагам; формализм, запутанность и устарелость процессуальных правил; бесконтрольный произвол полиции, которая производила следствие и исполнение судебных решений; низкое качество юридической помощи; широкое распространение взяточничества. На практике все эти пороки были питательной средой для опытных стряпчих, ходатаев по делам, или, по-нашему, «решальщиков». (Их литературное воплощение - образ Тарантьева из романа «Обломов».)

Николай I, чье долгое правление неожиданно закончилось крымским фиаско, превыше всего ставил внешний порядок и социальную стабильность. Инвестиционный климат в империи его интересовал слабо; на первом месте была армия. По мнению Николая, выраженному с солдатской прямотой, «Россия - государство не торговое и не земледельческое, а военное, и призвание его - быть грозою света». Эта доктрина нашла свое выражение в статьях госбюджета, в приоритетах которого Минюст был далеко не первым. В 1847 г., когда недофинансирование судов стало слишком явным, Николай уступил было настояниям министра юстиции и обещал прибавку, но случившиеся вскоре геополитические потрясения - необходимость произвести интервенцию для подавлении венгерского восстания, а затем и конфликт с Западом, вылившийся в разорительную Крымскую войну, - отложили эти обещания «на потом».

Итог николаевской системы подвел будущий министр внутренних дел, утонченный Петр Валуев: «Сверху блеск; снизу гниль». Россия, большая европейская страна, вечно жить при такой системе не могла. «Образованное общество» было крайне недовольно существующим положением вещей. Уже в 1841 г. вполне лояльный, служивший цензором Никитенко записывал: «Люди просвещенные не хотят быть управляемы ни произволом, ни случаем: они требуют законов и правосудия. Все общественные волнения проистекают из сокрытой борьбы права с властью, которая не хочет знать никакого права или дурно применяет его».

Крах системы Николая вынудил его благоразумного наследника, Александра II, круто изменить курс. Официальная теория об уникальности российских институтов была тихо похоронена, и за основу преобразований открыто взяты западные образцы судопроизводства и судоустройства - итальянские, французские, ганноверские и др. Прежняя система сословных судов была упразднена, ее заменила новая стройная система (первая инстанция - апелляция - кассация), которую венчал Сенат, чьи толкования и прецеденты внесли неоценимый вклад в развитие тогдашнего права. (В наше время следовать традиции «судебного активизма» пытался Высший арбитражный суд.) Мировые суды, избираемые земством (местное самоуправление), служили фундаментом судебному зданию.

Основные принципы реформы - состязательность, гласность, равенство перед законом, несменяемость судей, отделение следствия от полиции, суд присяжных, самоуправляемая адвокатура - были разработаны и внедрены когортой просвещенных бюрократов-юристов. Она осуществила судебную реформу с редкой целеустремленностью и энтузиазмом, который был поддержан властью и нарождающимся гражданским обществом. Даже увенчанные орденами сановники почитали за честь работать мировыми судьями. Составив юридическую элиту империи, эти люди и годы спустя, когда последовали контрреформы, отстаивали принципы либеральных реформ.

К чести тогдашнего самодержавия, на сущность судебной реформы оно не покушалось: новый суд был реально независим, а судьи несменяемы. Но реформу «обрезали по краям»: дела политические постепенно выводились за пределы ординарной юстиции и решались специальными судами. Такой компромисс реакции с либерализмом позволил избежать порчи фундамента, неизбежной в случае, когда вся судебная система целиком ставится под контроль администрации с целью обеспечения «нужного результата», как это произошло в наши дни.

Судебная реформа 1864 г. - это подлинная основа отечественной правовой традиции. Именно к ней восходят состязательный процесс, адвокатура, нотариат, суд присяжных. Об этом читайте в следующих статьях цикла.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать