Алексей Левинсон: Раздвоение личности


В ноябрьском исследовании общественного мнения, проведенном «Левада-центром», на вопрос, в правильном ли направлении идут дела в стране, 6 из каждых 10 опрошенных отвечают: «В правильном!» А многие «дела» - присоединение Крыма, помощь ДНР и ЛНР, ответ санкциями на санкции - одобряют еще более активно. Деятельность президента, как известно, всё последнее время одобряют не менее чем 8 из 10 респондентов.

Так отвечают, имея в виду дела государственные. И собственные, частные - если смотреть на них с «государственных» позиций. Сравним это с тем, что чувствуют люди, когда смотрят на государственные дела с позиций собственной частной жизни. В этом случае те же 8 человек из 10 соглашаются, что в стране уже начался «резкий рост цен» с его негативными последствиями для уровня жизни и проч. А 6 из каждых 10 россиян беспокоит падение рубля. Даже среди тех, кто «официально» заявил, что страна идет верным курсом, почти половина в качестве частных людей с «беспокойством и опасением» смотрят на будущее России. Еще беспокоит респондентов их будущее. И почти столько же заявляют, что не загадывают даже на месяц вперед.

Что именно пугает россиян? Сильнее всего - рост цен. Его не боятся всего 2 из 10. На втором месте - страх оказаться жертвой насилия. Произвол властей пугает несколько меньше, чем возможные стихийные бедствия. На самых последних местах среди страхов - массовые репрессии и шанс оказаться в изоляции от развитых европейских стран. Как отмечал социолог Борис Дубин, теперь, после Крыма, нам больше не надо тянуться за Европой, оглядываться на нее - для многих россиян это стало большим облегчением.

Отвечая о чувствах, которые окрепли в окружающих их людях, респонденты наравне отмечают «надежду» и «усталость, безразличие». Таков баланс в целом, но надежд куда больше среди зажиточных и среди молодых (молодость в нашем обществе - тоже род капитала). Усталости скопилось больше всего у женщин, особенно в предпенсионном возрасте. На безразличие окружающих чаще всех жалуются столичные жители. На третье место вышла «растерянность», ее особенно часто - не реже, чем надежду, - отмечают в своем окружении люди в средних по численности населения (100 000-500 000) городах. Там и другие тягостные чувства - страх, озлобленность - отмечают чаще, чем в прочих местах.

Опрос позволяет увидеть, что в современном обществе рост «чувства собственного достоинства» видят в окружающих прежде всего люди небедные. У кого капиталец, тот и достойнее других. Но он же оказывается и патриотичнее. Богатые склонны намного чаще прочих отмечать в своем окружении крепнущее «чувство гордости за свой народ». Люди победнее, напротив, вдвое чаще, чем «гордость за свой народ», наблюдают «обиду» за него.

А кто хочет, может порадоваться тому, что «чувство стыда за происходящее» оказалось во всех без исключения группах российского населения на последнем месте.