Статья опубликована в № 3734 от 10.12.2014 под заголовком: Госрегулирование: Вредная новация

Глеб Архангельский, Иван Ефременков: Сбор за право ведения бизнеса - непродуманная и вредная новация

Сбор ясака казаками Енисейской губернии (XIX в.)
Красноярский Краеведческий музей

В 1724 г. предприниматель Иван Посошков жаловался Петру I: желая пополнить казну, чиновники облагают бизнес сборами, среди которых поземельные, подушные, банные, на дороги, на пчелиные улья. И внушал, что они не принесут большой пользы казне, только «людям пертурбацию великую».

История повторяется. На Сочинском инвестфоруме премьер Дмитрий Медведев предложил пополнить муниципальные бюджеты сборами за право ведения бизнеса. Госдума приняла предложения в редакции, вводящей эти сборы с 2015 г. в Москве, Петербурге и Севастополе, а с 2016-го, возможно, и в других городах. Идея вызвала резкую критику предпринимателей и экспертов.

Многие одиозные пункты законопроекта улучшились по сравнению с его первоначальной редакцией: платежи не будут авансовыми; муниципалитеты не смогут увеличивать базовый размер взносов до 10 раз; сборы применяются не к 22 видам деятельности, а только к торговле. Однако предложенный подход к наполнению местных бюджетов не стал от этого менее вредным и более продуманным.

Первое. Единое и прозрачное налогообложение, зависящее от результатов работы фирмы, дополняется произвольно фиксированным сбором, назначенным по усмотрению местных чиновников. Даже в Москве его введение приведет к закрытию части торговых предприятий, балансирующих на грани рентабельности. С точки зрения логичности и прозрачности налогообложения этот налог отбрасывает Россию к «поюртовым сборам» с кочующих киргиз-кайсаков и «шинковочным сборам» с содержателей частных винокурен в южных губерниях. Вместо единых федеральных ставок и условий по «упрощенке» и ЕНВД мы рискуем получить 23 000 (по числу муниципалитетов) налоговых территорий со своими особенностями и нюансами финансового планирования. Налоговые условия будут меняться с приходом каждой новой команды к управлению муниципалитетом.

Второе. Фиксированный, не привязанный к результатам деятельности сбор - существенное препятствие, барьер для старта бизнеса. На стадии, когда начинающий бизнес еще работает «в минус», этот фиксированный сбор может убить предприятие. Но в стране нет переизбытка предпринимательски активных граждан, готовых идти на серьезные личные риски, отказываясь от гарантированной зарплаты в офисе. Недавно Россия завоевала 34-е место в категории «Старт бизнеса» в рейтинге Doing Business. Введение предлагаемого «пропуска в предпринимательство» - шаг назад. Особенно тяжким будет новый сбор во время затяжного экономического кризиса. Он осложняет возможность создания нового бизнеса для сокращаемых сотрудников крупных предприятий.

Третье. Новый сбор создает существенную техническую и финансовую нагрузку на госорганы. Уже к 1 июля 2015 г. в городах, где вводится сбор, ФНС или городские власти должны вести отдельный постоянно обновляемый реестр объектов обложения. Налогоплательщик обязан в 10-дневный срок уведомлять госорганы об изменениях в объекте налогообложения. Какова стоимость и реалистичные сроки создания такого реестра даже для одной Москвы? А ведь эту стоимость надо успеть заложить в бюджет-2015, сформировать техзадание, организовать конкурсы, выбрать компанию-подрядчика, управлять разработкой, провести пилотное внедрение... Едва ли оценены затраты на создание и ведение реестра - дополнительные сотрудники, серверы в центрах обработки данных. Нынешний единый реестр юрлиц, ЕГРЮЛ, потребовал колоссальных управленческих усилий и высококлассной IT-экспертизы. Если поручить реестры муниципальным властям, ситуация будет еще хуже: страна получит «зоопарк» из 23 000 реестров, несопоставимых методологически и в IT-аспекте.

Хотелось бы посмотреть на расчет правительством Москвы количества и стоимости сотрудников, необходимых для (таковы требования закона) «осуществления контроля за полнотой отражения объектов предпринимательской деятельности» в реестре. Мэрии потребуется немало чиновников, чтобы проверять, не занизил ли каждый из десятков тысяч магазинчиков размер торговой площади.

Четвертое. «Партизанский» формат введения сбора не позволяет оценить чистые выигрыш и потери для государства и бизнеса. Акция осуществляется подпольно-партизанским путем. Повышающие нагрузку на малый бизнес поправки были спрятаны в глубинах законопроекта, повествующего о таможенных пошлинах на сырую нефть, крабе-стригуне в Карском море и т. д. Ни обоснования предложенного размера сбора, ни обсуждения с предпринимательскими объединениями и экспертами, ни оценки регулирующего воздействия. Это колоссальный подрыв доверия предпринимателей по всей стране, а ведь предпринимательская уверенность и так снизилась из-за экономического кризиса.

Недавно Россия проходила все это при повышении пенсионных взносов для индивидуальных предпринимателей. В 2013 г. это привело к закрытию около 550 000 ИП, а остальные в очередной раз задумались, стоит ли продолжать свой нелегкий труд при таком отношении государства.

На Сочинском форуме министр финансов Антон Силуанов оценил дополнительные доходы бюджета Москвы от новых сборов в 20-30 млрд руб. По нашим оценкам, новый сбор ставит под угрозу ликвидации в столице около 70 000 рабочих мест. Это консервативная оценка (в отличие от минфиновской). Мы учитывали только закрытие низкомаржинальных торговых предприятий, сидящих на 15%-ной упрощенке. Возможные потери бюджета Москвы: 1 млрд руб. в год на УСН, 3 млрд руб. на НДФЛ; потери внебюджетных фондов - 7 млрд руб. Таким образом, первый, «московский» этап введения новых сборов в основном перекладывает деньги из ПФР в бюджет Москвы. Может быть, проще добавить Москве денег каким-то иным путем?

Никто не оценил в цифрах результаты введения сбора за право торговли для крупных торговых сетей. Их рентабельность - единицы процентов, и единственный способ сохранить прибыльность - заложить новые сборы в цены для конечного потребителя. Это плюс к продуктовой инфляции, которая и так резко растет в последние месяцы.

Конечно, проблему дефицитности муниципальных бюджетов решать нужно. Но не очередной стрижкой бизнеса, как в случае с ИП.

Во-первых, майскими указами президента России Владимира Путина предусмотрена передача муниципалитетам налога на имущество (около 300 млрд руб. в год, указ 601, пункт 2 «ч»). Это адекватный и экономически осмысленный способ пополнения муниципальных бюджетов. Но его еще так и не начали реализовывать.

Во-вторых, в том же указе читаем о совершенствовании специальных налоговых режимов для их приоритетного зачисления в местные бюджеты. У ряда регионов есть успешный опыт передачи части поступлений от упрощенки муниципалитетам. Это удобная и понятная система налогообложения. Некоторые предприниматели используют ее для «дробления» бизнеса, но это повод улучшать налоговое администрирование, а не ухудшать налоговое законодательство.

В-третьих, лучший способ повысить доходы муниципалитета - содействовать на его территории развитию бизнеса. Муниципалитеты конкурируют друг с другом за инвестиционную привлекательность. Для быстрого развития территориям нужно улучшать условия ведения бизнеса, а не ухудшать или делать их непредсказуемыми.

Это знал еще Иван Посошков, мечтавший, чтобы царь ввел «единый праведный сбор, иже до Христова воплощения уставленный, десять копеек с рубля, постоянный, недвижимый и ненарушимый». Уже в XVIII в. предприниматель одобрял упрощенку и предупреждал о вредности непродуманных и поспешных налоговых новаций. Предлагаем прислушаться к его совету.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать