Мнения
Бесплатный
Павел Юрлов
Статья опубликована в № 3736 от 12.12.2014 под заголовком: Право: Правовые новеллы дела «Башнефти»

Павел Юрлов: Правовые новеллы дела «Башнефти»

Борис Ельцин обещал Муртазе Рахимову возможность самому решать, как приватизировать башкирский ТЭК
ТАСС

На днях вступило в силу решение Арбитражного суда Москвы, удовлетворившего иск Генпрокуратуры об изъятии в собственность государства акций «Башнефти», принадлежащих АФК «Система» и ее «дочке» «Система-инвест». И вся страна узнала, как можно в 2014 г., истратив всего 12 листов бумаги на написание решения, изъять акции предприятия, приватизированного в 1995-м. Рассмотрим детали этого дела.

Логика суда

Текст мотивировочной части решения суда местами дословно совпадает с иском. Генпрокуратура утверждала, что акции 12 предприятий башкирского нефтекомплекса, которыми владело государство, в результате нарушения федеральных законов перешли в собственность третьих лиц. Суд согласился: единоличные решения руководства Башкирии относительно этих предприятий противоречили законам «О собственности в РСФСР», «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», а главное - принятому в их исполнение постановлению Верховного совета РСФСР «О разграничении государственной собственности...». Последнее относило предприятия ТЭКа исключительно к федеральной собственности. Кроме того, президент России своим указом № 2284 от 24.12.1993 утвердил госпрограмму приватизации, по которой для приватизации предприятий ТЭКа требовались решения правительства России.

Много суверенитета

Генпрокуратура совершенно права: нарушения федерального законодательства очевидны. Но действия башкирских властей не могли быть осуществлены без согласия федерального центра. Это нигде не зафиксировано юридически, но фактические подтверждения есть. Еще 12 августа 1990 г. в Уфе состоялся митинг, на котором председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин заявил (цитата по газете «Вечерняя Уфа», 14.08.1990): «<...> Мы не допустим ошибок союзного руководства, которое три года назад при предложении союзных республик дать им самостоятельность отказало им и этим создало национальное напряжение. Мы говорим народу Башкирии, Верховному совету: возьмите ту долю власти, которую сами можете проглотить. И мы согласимся с этой волей, Верховный совет России не будет ни в коем случае препятствовать. Если вы решите: недра, богатство, земля - это собственность Башкирии, значит, так оно и будет».

Если вспомнить, что первый президент Башкирии Муртаза Рахимов всю жизнь проработал в нефтяной отрасли, в основном на Уфимском НПЗ (с 1986 г. - директором), вошедшем потом в «Башнефть», то судьба башкирского ТЭКа после принятия 11 октября 1990 г. Декларации о государственном суверенитете республики становится предсказуемой. В этом же 1990 году руководство республики объявило нефтедобывающий комплекс исключительной собственностью Башкирии. В 1992 г. башкирское правительство приостановило на своей территории действие указа президента РФ, по которому все нефтяные предприятия, включая «Башнефть», подлежали преобразованию в АО до 31 декабря 1992 г., а 38% обыкновенных акций этих АО должны быть закреплены в федеральной собственности на три года и переданы в коммерческое управление ГП «Роснефть». 9 августа 1993 г. выходит указ президиума Верховного совета Башкирии «Об особенностях приватизации нефтедобывающего комплекса». В нем устанавливается, что при преобразовании ПО «Башнефть» в АО 55% акций закрепляются в собственности республики на три года. В 1995 г. создается ОАО «Башнефть».

Очевидно, что башкирские власти действовали по своему усмотрению, не учитывая положений федерального законодательства. Но при этом они договорились с федеральной властью о порядке приватизации предприятий башкирского ТЭКа, о чем свидетельствует Соглашение между правительством РФ и Башкирией о сотрудничестве в отраслях ТЭКа, подписанное 25 мая 1994 г. Этот документ мог сделать легитимными все ранее совершенные сделки от имени республики. Но ссылка на него не помогла юристам АФК «Система». Суд признал документ противоречащим федеральному законодательству. И заключил, что «оспариваемое государственное имущество выбыло из владения РФ помимо ее воли». Дальше все логично: Гражданский кодекс позволяет собственникам истребовать имущество у незаконно владеющих им лиц, даже если они являются добросовестными приобретателями, но имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.

«Новелла» о сроке давности

Крайне интересна позиция суда по заявлению АФК «Система» о пропуске срока исковой давности. Если у государства были какие-либо вопросы по приватизации «Башнефти», то они (и соответствующий иск) должны были появиться давным-давно. Налоговое ведомство, Счетная палата, ФАС, ФКЦБ - все эти ведомства должны были отреагировать на незаконные действия. Но этого не произошло. Либо произошло и «было замято». В вопросе о сроке давности Генпрокуратура и суд утверждают интереснейшую новеллу: «нарушение права собственника носит длящийся и видоизменяющийся характер, поскольку истребуемое имущество перепродавалось, передавалось в качестве дара, вносилось в качестве вклада в уставный капитал».

Получается, срок исковой давности начинается не со дня, когда лицо узнает о нарушении своего права, как это должно быть по закону, а когда этому лицу захочется. Еще интереснее следующий вывод суда: «Ограничительный десятилетний срок на защиту права, нарушенного действиями указанных ответчиков, не истек, так как РФ не располагала сведениями о нарушении своего права собственности на данное имущество...» Но подождите, уважаемый суд, это же объективный пресекательный срок. Он начинается со дня нарушения права, которое уже давно разменяло десятилетия. В итоге суд пришел к выводу, что срок исковой давности начинается только в 2014 г., когда Генпрокуратура провела проверку материалов, поступивших из Следственного комитета.

Могло ли башкирское руководство планомерно в течение 1993-2002 гг. незаметно для федеральной власти увести в частную собственность огромный кусок ТЭКа республики? Могла ли РФ не знать, что у нее пропали акции предприятий ТЭКа? Это было бы чудом. Почти 20 лет не замечать, что практически весь ТЭК Башкирии уже не собственность РФ? Можно поверить, что незаметно для федеральных властей прошла приватизация какого-нибудь уфимского дома быта, но не нефтяной компании.

Право собственности

Основание для возврата имущества - право собственности на него. Но акции «Башнефти» никогда не находились во владении РФ! В отличие от отдельных составивших ее предприятий. Тогда почему суд возвращает государству акции «Башнефти», утверждая, что действия по приватизации предприятий башкирского ТЭКа незаконны? Почему акции ОАО «Башнефть» истребованы только у АФК «Система»? Какое имущество должна вернуть себе РФ, если ее права были нарушены? Могут ли это быть акции «Башнефти», или это должны быть имущественные комплексы предприятий башкирского ТЭКа? Согласно федеральному законодательству о приватизации в собственность РФ должны были поступить 38% акций предприятий башкирского ТЭКа. Тогда почему суд истребовал 71,54% акций «Башнефти»? Увы, позицию высших судебных инстанций по всем этим вопросам мы в ближайшее время не узнаем: «Система» отказалась от подачи апелляции.

Теоретически решение суда позволяет государству потребовать возврата дивидендов, полученных АФК от акций «Башнефти»: эти средства суд может счесть неосновательным обогащением лица, у которого акции находились незаконно.

Возврат $2,5 млрд

Гражданский кодекс позволяет требовать с продавца убытки, если имущество было изъято у покупателя третьими лицами по основаниям, о которых покупатель не знал и не должен был знать. Таким образом, у «Системы» есть теоретические шансы на возврат денег, уплаченных за акции «Башнефти». Но если «Система» изначально не знала о проблемах «Башнефти», куда смотрел ее многочисленный штат аналитиков, советников, юристов? Скорее всего, риски просчитывались. Не зря покупка акций была сделана в два этапа. Наверное, юристы корпорации думали, что их основной аргумент, который должен был снять все вопросы, - это срок исковой давности. Но суд решил иначе. В ближайшее время «Система» собирается инициировать судебные процессы о взыскании убытков с контрагентов и/или их правопреемников - продавцов акций «Башнефти». Перспективы такого дела достаточно высокие, но против основного акционера АФК Владимира Евтушенкова возбуждено уголовное дело. Что будет установлено в рамках этого дела и как оно повлияет на решение вопроса о взыскании убытков, сказать сложно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать