Мнения
Бесплатный
Ирина Стародубровская
Статья опубликована в № 3748 от 13.01.2015 под заголовком: Антитеррор: Эхо терактов

Ирина Стародубровская: Как не надо бороться с терроризмом

Терроризм нельзя победить силой
Loic Venance / AFP

Теракт в Париже, теракт в Грозном. Проблема терроризма по-прежнему в повестке дня. Главный вопрос: что делать? Как с этим бороться? И с кем бороться? Конфликт между чеченским руководством и работающими в регионе правозащитниками выплеснулся в общероссийское информационное поле, эту тему пришлось затронуть на своей пресс-конференции президенту. Противоречивые оценки расстрела сотрудников парижского еженедельника Charlie Hebdo и рецепты недопущения подобного в будущем раскололи интеллектуальное пространство России. Одна из доминирующих идей в обоих случаях - пусть отвечают все. Родственники боевиков, сообщество европейских мусульман, а заодно и те, кто защищает их права. Идеология коллективной ответственности за «паршивую овцу в стаде» распространяется все шире.

В российской практике антитеррора идея коллективной ответственности за вооруженное сопротивление властям далеко не нова. Подрывы, разрушения домов родственников и односельчан членов незаконных вооруженных формирований нередки в Дагестане (Буйнакск, села Новососитли Хасавюртовского района, Гимры и Временный Унцукульского района), есть подобное и в Ингушетии. Только если в Чечне это пытаются объяснить местными адатами (хотя я плохо представляю себе адат, где фигурируют люди в масках), то в других республиках - технической необходимостью, наличием неизвлекаемых взрывных устройств. Ну и израильской практикой. Силовое давление на родственников боевиков - тоже обычное явление в северокавказских республиках, они заведомо считаются сочувствующими и пособниками террористов.

Такие действия не соответствуют европейским ценностям, российскому законодательству, нарушают права человека. Однако даже в либеральном лагере подобные аргументы принимаются во внимание далеко не всегда. «Зато эффективно, - говорят в ответ, - а в противодействии терроризму все средства хороши». «Столкновение цивилизаций» не оставляет места для принятых в цивилизованном обществе правил и принципов. Что ж, не будем оперировать аргументами права и морали, посмотрим на эффективность на примере борьбы с терроризмом на Северном Кавказе.

В предшествующее десятилетие в этом регионе четко выявились два альтернативных подхода в этой сфере. После войны в Чечне сформировалась модель антитеррора, опирающаяся на силовое давление, часто выходящее за рамки правового поля. Тогда любой сторонник нетрадиционного, неофициального ислама (в просторечии ваххабит) приравнивался к экстремисту, террористу, врагу. Дополнительные подтверждения его противоправной деятельности не требовались, а меры воздействия могли варьироваться от регулярных обысков и «профилактических бесед» до пыток и бессудных казней.

Однако постепенно становилось ясно, что такая система не дает ожидаемого эффекта. Сторонники нетрадиционного ислама множились, масштабы террористической деятельности не снижались. И с 2010 г. в некоторых регионах начали искать новые подходы. Нельзя сказать, что жесткое силовое давление прекратилось. Но в политике стали проводить различие между правом граждан иметь различные религиозные взгляды в соответствии с гарантированным Конституцией принципом свободы совести и противоправной деятельностью, нарушающей законы РФ. В легальном поле появились организации сторонников нетрадиционного ислама - «умеренные салафиты». Были облегчены каналы возвращения ушедших «в лес» молодых людей к мирной жизни (в ряде регионов стали действовать комиссии по адаптации), начались процедуры примирения между различными религиозными течениями внутри ислама. Эти подходы дали эффект: террористическая деятельность пошла на убыль. Эффект четко измерим в количестве жертв противостояния, в том числе со стороны правоохранительных органов.

Однако с начала 2013 г. политика снова изменилась. Общее ужесточение идеологического контроля в стране, необходимость гарантировать безопасность Олимпиады в Сочи, смена власти в некоторых республиках привели к возврату силового сценария. Возобновились масштабные контртеррористические операции, усилилось давление на общину нетрадиционных мусульман и на «салафитский бизнес», мирные салафитские проповедники вытеснялись из страны. Но активизации террористического подполья достаточно долго не наблюдалось. Создавалось впечатление, что силовые действия - все-таки лучший способ «раздавить гадину».

Эта уверенность была поколеблена в последние месяцы, когда снова стали появляться сообщения о действиях незаконных вооруженных формирований. Теракт в Грозном должен был бы окончательно развеять эти иллюзии. Нужно наконец понять: чисто силовая модель в очередной раз демонстрирует явную несостоятельность. Стремление ответить насилием на насилие, отомстить за погибших коллег и соратников - реакция по-человечески вполне понятная и широко распространенная. Но это палка о двух концах. Силовые действия государства вызывают противодействие, а выход поддерживаемых им групп за рамки правового поля может оправдывать в глазах людей насильственные действия по отношению к этим группам. Насилие, порождающее ответное насилие (спираль насилия), - одно из наиболее тяжких последствий длительного конфликта, оно поддерживает конфликт в горячем состоянии, даже когда первоначальные причины уже исчерпаны. Во многом именно в результате масштабных операций британских военных против католической общины Северной Ирландии возродилась практически канувшая в небытие Ирландская республиканская армия. Результат - несколько десятилетий беспорядков и террора.

Не очень обоснованы и надежды, что общинные, семейные связи помогут удержать исламскую молодежь от противоправных действий. На примере Северного Кавказа хорошо видно, как разрушается традиционный социум, где младшие безоговорочно подчиняются старшим, а индивидуальное подавляется коллективным. Эти отношения ломаются, языком межпоколенческого конфликта становится идеология радикального ислама. Так что надежды на то, что угрозы родственникам, односельчанам, соседям, единоверцам могут остановить радикализацию молодых людей, как минимум не очевидны. Скорее это ожесточит их еще сильнее.

Месть - плохой советчик в борьбе с терроризмом, а коллективная ответственность - плохая идея. Все это может лишь дальше раскручивать маховик насилия. Как было сказано в одной из работ по проблемам терроризма, почему вы считаете, что, когда силовое давление осуществляется на вас, правильная реакция - не уступать и не поддаваться, а когда на ваших противников - что они сразу испугаются и отступят? Людям, не нарушающим законодательство, должны быть обеспечены условия для спокойной жизни. Нарушителями закона должны заниматься правоохранительные органы. И любые отступления от этого принципа не только аморальны, но и попросту неэффективны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать