Компания недели: Schlumberger

Для Schlumberger российский актив – способ закрепиться здесь надолго
М.Стулов

Неделю назад французский нефтесервисный гигант Schlumberger объявил о покупке 45,6% акций российской Eurasia Drilling Company (EDC) за $1,7 млрд. На фоне обострения отношений с Западом, который ввел санкции против нефтяной отрасли России, эта сделка выглядит сенсационно. В то же время в условиях падения цен на нефть, что грозит снижением затрат нефтекомпаний на разведку и бурение, крупнейшим сервисным игрокам необходимо расставлять приоритеты и закрепляться на ключевых рынках.

Похоже, Россия один из таких рынков для Schlumberger. Несмотря на то что прибыль Schlumberger в IV квартале упала на 82% при росте выручки на 6,2% и компания готовится сократить 9000 сотрудников по всему миру (7% ее штата), она согласилась заплатить за EDC почти вдвое больше рыночной цены. Так же ведут себя и западные нефтяные компании. В декабре стало известно, что BP купит у «Роснефти» 20% в «Таас-Юрях нефтегазодобыче» примерно за $700-800 млн. На этот актив претендовала и китайская CNPC, но она сочла цену на него завышенной.

Низкие цены на нефть - всегда стимул для консолидации рынка, говорят аналитики. Конкуренты Schlumberger - американские Halliburton и Baker Hughes - уже объявили о слиянии, что позволит им активнее конкурировать с французами на глобальном рынке. Но на Россию приходится почти пятая часть мировых трат на нефтесервис, подсчитали в Deloitte: за 2014 г. в мире на это пошло $149 млрд, из них в России - $25,9 млрд. Треть рынка России занимает EDC, у Schlumberger примерно 10%.

Из-за санкций ее работа в России оказалась под угрозой. Schlumberger сообщала, что может недосчитаться по итогам 2014 г. $40 млн. В сентябре компания начала отзывать из российского офиса сотрудников, имеющих гражданство ЕС и США. Доля в российской компании позволит ей стать крупнейшим игроком на российском рынке. Санкции запрещают западным компаниям участвовать в разведке и разработке сланцевой нефти и арктического шельфа - но EDC много работает в традиционных секторах. Есть риск - санкции могут быть усилены. А могут быть и ослаблены. В какой-то момент станет необходимостью разработка шельфа и сланцев. Только «Роснефть» пообещала инвестировать за 20 лет в шельф $400 млрд.

Для акционеров EDC, крупнейшими из которых являются Александр Джапаридзе и Александр Путилов, сделка со Schlumberger тоже отличный шанс. С одной стороны, при ограниченном доступе иностранных конкурентов на рынок спрос на услуги российских компаний должен заметно возрасти, как и цены. Но в этой ситуации многие нефтяники, некогда продавшие свой сервисный бизнес как непрофильный, задумались о возвращении в него. Покупкой нефтесервисных активов занялась «Роснефть», об этом задумалась и «Газпром нефть». То есть EDC как крупнейший игрок могла стать одной из основных целей для возможного поглощения. А как показала история с «Башнефтью», в России не очень любят покупать нефтяной бизнес по рыночной цене. Сама «Башнефть» для защиты от поглощения искала иностранных инвесторов, но не успела выйти на Лондонскую биржу.