Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Статья опубликована в № 3763 от 03.02.2015 под заголовком: Наше «мы»: А мы - Шарли?

А мы - Шарли?

Как россияне отнеслись к расстрелу журналистов во Франции

По январскому опросу «Левада-центра», убийство журналистов заняло 6-е место среди событий последнего месяца. Солидарны ли наши граждане с гражданами Франции, выходившими на демонстрации по этому поводу? Можно было бы сказать «да» - в той мере, в какой сограждане считают выступления французов протестом против исламистов-террористов, против «понаехавших» людей чужой расы, чужой культуры, чужой веры. (Среди причин теракта подобные факторы назвали до 30% россиян.) Но и такой солидарности мешает то, что Запад, говорят, нам враг. А враг моего врага, выходит, мне союзник.

В той мере, в какой массовые выступления во Франции защищали свободу слова, нам поддерживать их еще труднее. Ведь хотя у нас свобода слова гарантирована Конституцией, а цензура ею же запрещена, россияне при опросах соглашаются, что нам свобода слова нужна, но и без цензуры обойтись нельзя. Конкретный вопрос, а нужно ли давать право журналистам рисовать карикатуры на авторитетные фигуры, для нашего сознания сложен. Не так уж далеки времена, когда у нас не то что за рисование карикатур на вождей, но даже за хранение таких изображений можно было получить расстрел. И совсем близки времена, когда исчезли из эфира «Куклы», подшучивавшие над известными персонажами. Эти запреты массовое сознание приняло: нельзя - значит, нельзя.

С насмешкой над священными символами дело для нас еще сложнее. Не хочется помнить, но помнится, как советские юмористические журналы, выходившие такими же тиражами, что и последние номера «Шарли Эбдо», публиковали карикатуры по линии воинствующего атеизма. И совсем тяжело вспоминать, как наши прадеды и деды сами рушили храмы и уничтожали святыни всех религий, расстреливали священников и преследовали верующих любых конфессий. Ответственности за это никто не понес, лишь глухое чувство вины перед церковью и верой, бродившее и в народе, и в руководителях, толкало на разные, порой странные попытки чем-то мирским отплатить за вину перед священным. Последний пример: поставить наше светское государство с его репрессивными возможностями на охрану «чувств верующих». Ясно, что с парижскими демонстрантами нам не по пути. Наша основная реакция - сами виноваты. Среди причин, вызвавших теракт, россияне на 1-е место (59%) ставят публикацию «провокационных карикатур, оскорбляющих чувства верующих». Две трети наших граждан считают это недопустимым.

Второй причиной случившегося в Париже россияне считают «слабость французских властей, неэффективно борющихся с терроризмом». В подтексте: у нас бы поучились, наши власти небось не слабые. Образцом сильного лидера является Владимир Путин (его рейтинг и в январе - 85%). А у Путина для борьбы с исламским терроризмом теперь есть сильный соратник - Рамзан Кадыров. В вопросе о карикатурах он занял ясную позицию, объявив своим врагом того, кто советовал российским изданиям поддержать французских коллег. И в отношении к Путину он тоже ясно определился, принеся ему клятву верности. Более трети россиян заявили о своем уважении и симпатии к Кадырову.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать