Статья опубликована в № 3792 от 18.03.2015 под заголовком: Стратегия: Как научить общество спорить

Как научить общество спорить

Консультант по управлению Аркадий Пригожин о том, что публичные дискуссии надо организовывать и модерировать
Дуэль между писателем-романтиком Бенжаменом Констаном и Форбэном, 1822
Mary Evans Picture Library / ТАСС

Чувства сильнее разума. И намного, если их не образумить. Общество раскаляется и приближается к насилию, но не к майданному, а подпольному. Готовы ли мы к принятию тезиса «диалоги вместо некрологов»? Давайте пробовать. Но как это должно и может происходить? Для этого нужно рассмотреть и принять аппарат позитивного взаимодействия. Именно аппарат: понятия, правила, процедуры, соблюдение которых сделает взаимодействие как минимум безопасным для участников и среды, приведет их к конструктиву.

Сначала договоримся о понятиях. Что такое конфликт? Это не любое противоречие между людьми. Противоречия во взглядах и интересах чаще всего разрешаются вполне благополучно: например, между продавцом и покупателем. Конфликт начинается с того, что одна из сторон приступает к контрдействиям – нанесению эмоционального, материального, репутационного ущерба. Это вызывает у другой стороны негативные эмоции и побуждает к ответному ущербу, что обостряет противоречия. А значит, усиливает контрдействия и еще больше накапливает негативные эмоции. Начинаясь с контрдействий, противоречие переходит в конфликт с тенденцией к самонарастанию. До полного ожесточения.

Еще одна группа понятий. Что такое диалог? Обмен мнениями, взглядами по определенным правилам с целью понять друг друга. Эти правила не допускают споров и попыток воздействия на мнение другого. Сам обмен существенно снижает противоречия и повышает позитивную тональность. Диалог допускает вопросы только одного типа – на понимание. Правила запрещают использование оценочных суждений.

После диалога возникает возможность дискуссии, где стороны, поняв друг друга, поочередно приводят аргументы в пользу своих взглядов при строгом соблюдении других правил: не форсировать голос, избегать негативных эпитетов, не ловить оппонента на слове, неудачном выражении и т. д. Временной лимит для высказываний также строго дозируется.

Теперь внимание: стороны ни в коем случае не переходят к полемике. Ведь она допускает и даже поощряет все те хорошо известные нам разрушительные приемы публичных перепалок. И это очевидно, ибо цель полемики – победить.

Итак: понять, убедить, но никак не победить.

О составе участников подобных диалогов и дискуссий. Главное требование – эмоциональная компетентность, способность контролировать выражение своих чувств. От них мы, конечно, никуда не денемся, но участники должны уметь регулировать их проявление. Участники еще накануне должны признать моральное право оппонента на собственную позицию как не только значимую, но и неизбежную. И согласиться с тем, что и у своей позиции есть сильные и слабые стороны. Просто в силу объективной невозможности абсолютной правоты ни у кого из людей. И еще: стороны взаимно регулируют приемлемый состав оппонентов. Разумеется, предварительно согласовывается тема обсуждения, от которой недопустимо отклоняться.

Как же процедурно обеспечивается продвижение по содержанию? Для этого приглашается обоюдно доверенный модератор, лицо или группа, берущие на себя полномочия и права по упорядочиванию процедуры взаимодействия. Так что в обсуждении представлены три заинтересованных субъекта (индивидуальных или коллективных). Модераторы предлагают некоторые правила заранее. Однако большая часть этих правил вводится по прецеденту, когда чьи-то высказывание, жест, возглас вызвали негативные эмоции и нарушили взаимодействие. Модераторы останавливают процедуру и предлагают оппонентам самим выработать дополнительные ограничения – как избегать таких сбоев впредь. Процедура блокирует выражение негативных эмоций с начала диалога.

Конечно, процедура будет нарушаться, особенно поначалу. А некоторые ее элементы окажутся настоящим психологическим и идеологическим испытанием. Например, такое предложение: корректно передать мысль оппонента. От кого-то пар пойдет, пока он сможет осуществить такое усилие над собой.

Возможно, читатель, вас озадачит сложность, даже громоздкость такой процедуры. Конечно, это непривычно для публичных дуэлянтов. К тому же не так зрелищно и азартно. Но пора понять и принять, что процедура эта самоценна. Она работоспособна и продуктивна. Скажу больше: она важнее результата. Наступят какие-то договоренности или нет, гарантировать нельзя. Но освоение самого аппарата бесконфликтного взаимодействия настолько важно для развития культуры обсуждений, что смею обещать: вовлечение оппонентов в процедуру уже есть ценнейший результат. Особенно для нашего общества с его навязчивой конфликтностью.

Когда уходил Советский Союз, у нас появилось много зарубежных писмейкеров (от англ. the peace), конфликтологов, переговорщиков, медиаторов. Они обучили своему ремеслу немало наших специалистов. В стране возникло не меньше сотни организаций, предлагавших рынку услуги по предупреждению и разрешению конфликтов в разных сферах – межнациональных, меж- и внутриорганизационных, между трудом и капиталом, властями и населением. Но уже к концу 1990-х все они исчезли. Почему? Нет спроса! И это в такой конфликтной стране! Нет, конечно, тренинги, лекции – пожалуйста, но чтобы допустить консультанта к реальным конфликтам – ни за что. Хотя во всех развитых странах профессия конфликтолога, медиатора очень популярна и весьма доходна.

Я предлагал социально-либеральной среде, а также сторонникам особого пути России встретиться и с помощью подобной процедуры провести обмен взглядами. В ответ – сарказм. Дескать, с этими-то людьми?! Им удобнее сходиться на публике, как гладиаторам в Колизее. Но когда-то это пройдет. Возможно, очень дорогой ценой. Шок от гибели Бориса Немцова, кажется, сдвинул настроение непримиримости. Или нет?

Автор – директор Школы консультантов по управлению РАНХиГС при президенте РФ

AnMihMi
12:12 18.03.2015
Интересная структуризация. Но в принципе это всё давно известно и применяется (кое-где). Правда термины у Автора в статье крайне плохо определены: не понятно почему "дискуссия" дозволяется, "полемика" (споры) вредны, "модератор" помогает, но в итоге ведёт медиацию... Что должно быть результатом диалогов -- не определено. А это лишает смысла всю идею Короче СТАТЬЯ (и рецепты в ней) пока слишком СЫРАЯ --- Проблема в том, КАК это "ВНЕДРИТЬ" (ввести в повседневное пользование) в общей среде. А ввести это не так просто (да и не дёшево): 1)Вместо простого одинокого поля для коммента, нужно вводить некий структурированный набор полей. Вроде бы там должны быть: -- поля для тезиса (доказываемого или опровергаемого) -- поле связи тезиса с речью оппонента (указание на тезисы/ аргументы опонента), -- собственно аргументы в пользу (или против) тезиса -- поле для "оценки содержательности" тезисов и аргументов -- замечания о соблюдении правила отказа от побочной оценки (эмоциональности оппонента/аргументации) . 2)Особо резервированные поля для реакции на диалог Модератора (или Медиатора?) . 3)Механизм приостановки/замораживания диалогов при чрезмерных нарушениях вместе с механизмом восстановления диалогов (при отказе/извинениях по нарушениям) . 4)Нужна полная ясность Правил модерации-медиации. Механизм жалоб и обжалования решений === Кстати, новая структура диалогов в Ведомостях более полезна чем ранее. Но с этой излагаемой точки зрения эта структура форумов Ведомостей позволяет лишь указывать связи тезис-аргумент и всё. Не полноценна возможность оценки высказываний -- не отличается оценка сути аргументации от оценки формы (т.е. оценки соблюдения правил поведения). Нет ясности по реакциям Модератора, нет обратной связи по жалобам модератору, нет обжалования его решений...
10
Комментировать