Статья опубликована в № 3799 от 27.03.2015 под заголовком: Регулирование: Лекарство от кризиса

Антикризисная политика Москвы

Руководитель департамента правительства Москвы Максим Решетников о том, что следует и чего не следует делать городу в кризис
  • Максим Решетников
В кризисе город видит новые задачи и новые возможности
А.Махонин / Ведомости

Экономический спад в период кризиса – это естественное, объективное явление. Должны перестроиться институты, смениться структура экономики. Требуется время, чтобы экономика пережила, списала, растворила груз прежних проблем и ошибок. Одни обанкротятся, другие купят эти активы и запустят на них новое производство. Это естественный процесс. Экономическая активность в этот период снижается, как активность у человека, подхватившего вирус. Если кризис – это вирус (ставшая привычной аналогия), то городской антикризисный план – схема лечения. Какова его роль? Чего ожидать от реализации плана – что он может и чего он сделать точно не в силах? Что нужно делать прямо сейчас, а что, наоборот, вредно даже пытаться делать? Сейчас мы сталкиваемся не с легким недомоганием, не с обычной простудой, а с новым серьезным вирусом, и экономический организм должен им переболеть, выработать иммунитет. В этом случае задача антикризисного плана – поддерживать организм, чтобы «температура не зашкаливала», чтобы не было осложнений.

Поэтому город принял решения, связанные с переносом сроков введения требований, о которых просил бизнес. Это касается требований к вывескам, экологического контроля грузового транспорта, перехода к рыночной ставке аренды на городское имущество, требований к сельхозрынкам. Эти решения дадут предприятиям передышку. Но любой антикризисный план – это ни в коем случае не способ отменить кризис, как бы нам того ни хотелось. Поэтому неприемлема предлагаемая некоторыми экспертами в виде панацеи идея отменить все реформы, налоги, ограничения, вернуть всех к прошлому состоянию. Это попытка «отменить вирус», лечить с помощью неподходящих лекарств; попытка лечить то, что мы умеем лечить, а не то, что болит. Тотальное снижение или отмена налогов не поможет бизнесу, а лишь разбалансирует региональные финансы, которые и так сейчас в непростом положении. Равно как снятие городскими властями всех ограничений на торговлю, на размещение ларьков, рекламных перетяжек, возвращение принципа «торгуй-кто-где-чем-хочет» не решит системных проблем со спросом.

Многое из того, что делала Москва в последние годы, в действительности обладает выраженным антикризисным действием. Переход на подушевое финансирование и повышение производительности труда в социальной сфере; модернизация транспортной инфраструктуры и создание комфортной городской среды; новые принципы налогообложения и тарифная политика. Это же касается поддержания социальной стабильности на основе адресной поддержки населения; обеспечения его мобильности; программы переобучения; выравнивания условий конкуренции, снятия барьеров на вход в бизнес и др.

Одно из наиболее действенных лекарств для экономики во время кризисов и в послекризисный период – современный институт налогообложения. Его задача – давать экономике адекватные сигналы, влиять на формирование у предпринимателей правильных мотивов. Например, мы обладаем крупным объектом недвижимости, но ничего с ним не делаем, установив заоблачную цену аренды или продажи в ожидании подходящего клиента. Это возможно в ситуации, когда у владельца недвижимости нет серьезных издержек в связи с владением этим имуществом. А если в городе есть внятный имущественный налог, то, скорее всего, собственник начнет более разумно управлять имуществом, чтобы как минимум не получить убыток. Вводя налог на имущество, власти резко сдвигают мотив для принятия решений в сторону максимального использования имущества в городе. Это означает рост предложения и в конечном счете – снижение стоимости аренды.

Еще один пример – введение в последние годы тарифов на подключение к инфраструктуре во многом позволило снизить давление на текущие тарифы. В результате издержки, связанные с развитием, в большей степени стали нести те, кто нуждается в новой инфраструктуре, а не уже действующие потребители – существующий бизнес и горожане.

Пример в социальной сфере – нормативное подушевое финансирование школ. Этот механизм пришел на смену сметному финансированию, когда доходы школ зависели от штатного расписания. Неудивительно, что учителя в этих штатных расписаниях в какой-то период времени стали «меньшинством». Подушевое финансирование радикально изменило эту ситуацию: теперь ученик стал «доходной частью», а расходы на административно-управленческий персонал – затратами, которые надо оптимизировать. Городской бюджет в последние годы жил в непростых условиях: сокращение в реальном выражении доходов при необходимости поддерживать высокие социальные стандарты и реализовывать крупные программы развития. При этом город снижает уровень заимствований: мы не хотим перекладывать проблемы на будущие поколения.

Примеров таких решений в городе за последние годы накопилось много. Все они формируют правильные мотивы поведения жителей, бизнеса, бюджетных учреждений. Не нужно ждать от антикризисного плана отмены политики, которая проводилась в городе в различных сферах в последние годы. Предлагается лишь скорректировать сроки ее реализации, смягчить новые требования, где-то начать в форме эксперимента и т. д. В кризисе город видит новые задачи и новые возможности – обновить промышленность на основе программ импортозамещения, снизить стоимость аренды недвижимости, поднять конкурентоспособность экономики, повысить гибкость и адресность социальной политики.

Автор – министр правительства Москвы, руководитель департамента экономической политики и развития города