Статья опубликована в № 3802 от 01.04.2015 под заголовком: От редакции: Доход как ноу-хау

Бороться с коррупцией больше не актуально

Как топ-менеджеры госкомпаний добились разрешения не публиковать декларации о доходах
  • Андрей Синицын

Топ-менеджеры крупных компаний с госучастием победили правительство в споре о том, надо ли им публиковать декларации о доходах и имуществе. Не надо. Эта аппаратная победа неудивительна – политике мобилизации не соответствует открытость.

Правительство пыталось заставить госкомпании публиковать сведения о доходах топ-менеджмента с 2013 г. во исполнение президентского указа «Вопросы противодействия коррупции». Многие опубликовали, и ничего страшного с ними не случилось. Но «Роснефть», РЖД и «Газпром» требование игнорировали, причем первые две – демонстративно: «Роснефть» ссылалась на оценку нормативных документов юристами, Владимир Якунин сетовал на вмешательство в личную жизнь. Компании заявляли, что отчитываются перед государством, направляя данные в правительство и ФНС. И вот правительство сдалось: руководители акционерных обществ публиковать декларации не обязаны, поскольку это якобы ставит их в невыгодное положение по отношению к другим коммерческим компаниям.

Аргумент о коммерческой тайне на конкурентном рынке вряд ли можно назвать серьезным. Российское законодательство формулирует коммерческую тайну узко – как ноу-хау, позволяющее обладателю получить выгоду. Являются ли доходы топ-менеджеров госкомпании ноу-хау? Разве что в буквальном переводе. Что касается конкуренции, то две из трех госкомпаний – естественные монополии, а третья имеет множество преференций от государства: от права разрабатывать шельф до права непрозрачно размещать облигации с помощью ЦБ. О своем государственном характере компании вспоминают, когда просят помощь из бюджета или резервных фондов (и получают ее).

Смысл декларирования в том, чтобы граждане могли сопоставить качество предоставляемых госкомпаниями услуг с уровнем доходов менеджмента. Качество услуг РЖД не всегда нас устраивает; про услуги «Газпрома» или «Роснефти» мы мало что можем сказать (хотя газ проведен не везде, а бензин дорог) – все же это главным образом экспортеры. Правда, отчеты компаний за 2014 г. говорят, что они как-то не очень удачно поработали. У РЖД чистый убыток по РСБУ – 44,1 млрд руб. (в 2013 г. была чистая прибыль 740 млн руб.). Чистая прибыль «Газпрома» по РСБУ в 2014 г. упала в 3,3 раза до 189 млрд руб., а объем экспорта газа – на 9,8%. Чистая прибыль «Роснефти» по МСФО за 2014 г. сократилась на 9,8% до 350 млрд руб. Аналитики говорят, что, если бы компания не изменила методику учета валютных рисков, она могла бы показать и убыток.

Да, стагнация в экономике, замораживание тарифов, внешние санкции, отсутствие кредитов, падение цены на нефть – проблем очень много. Значительную их часть создало само государство экономической политикой, крымской историей и самоизоляцией. И именно потому, что «Роснефть», РЖД и «Газпром» не только субъекты рынка, но и политические инструменты, власть должна им помочь. Очевидно, что главным аргументом компаний в споре с правительством стали коммерческие потери из-за действий государства. Но понятие государства в России сужено. Поэтому и знать о доходах менеджеров госкомпаний нам не обязательно.