Детали / Вещь недели
Статья опубликована в № 3804 от 03.04.2015 под заголовком: Вещь недели: Браслет ФСИН

Почем электронные браслеты брали, гражданин?

Арест бывшего директора ФСИН Александра Реймера не является частью большой антикоррупционной кампании

Следственный комитет России подозревает бывшего директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Реймера и близких к нему людей в нанесении ущерба бюджету на сумму более 3 млрд руб. при закупке частично неработоспособных электронных браслетов для людей, отправленных судом под домашний арест. Месяц назад у бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина была изъята наличными сумма, эквивалентная 1 млрд руб. Генпрокуратура обнаружила отсутствие необходимой отчетности о расходовании 16 млрд руб., потраченных на строительство космодрома «Восточный». Может, это антикоррупционная кампания? Не была ли отдана команда о как можно более быстрой «реализации» расследований по-настоящему крупных хищений?

В случае Реймера – вряд ли. Его фамилия, как говорят в правоохранительных органах, начала всплывать еще в 2013 г. в самом начале расследования «браслетного дела», имевшего анекдотическую причину. Два высокопоставленных оперативника ФСИН Александр Тюрин и Игорь Фоменко, приехавшие с очередной ревизией на производство браслетов в родную для Реймера Самарскую область, сразу же обнаружили то, что было известно и раньше, а именно причину неработоспособности браслетов (отсутствие модулей «Глонасс») и завышение цен на них. Однако они предпочли на этом «заработать», потребовав от гендиректора компании-производителя Николая Мартынова 2 млн евро за сокрытие результатов проверки. Мартынов после передачи первого миллиона обратился в ФСБ, во время передачи второй части денег Тюрин и Фоменко были задержаны. Сотрудничество с органами не спасло Мартынова от преследования – он был арестован на прошлой неделе вместе с Реймером.

Дело о хищениях при закупке браслетов было заведено уже весной 2013 г., причем вопросы к Реймеру и его заместителю по тылу Николаю Криволапову возникли сразу, поскольку их подписи имелись на документах. Но это не было тайной и для будущих фигурантов, и они большую часть времени проводили за границей, пытаясь там закрепиться. Как только они наконец-то почти все вместе собрались в России, появилась возможность их задержания.

Даже в советское время КГБ разрешалось вербовать агентуру в МВД без уведомления милицейского начальства только среди сотрудников систем исполнения наказаний и борьбы с экономической преступностью (тогда они назывались ГУИТУ и ОБХСС) – настолько эти службы считались подвержены коррупции. В конце концов когда-то дело должно было дойти и до начальника всей системы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать