Статья опубликована в № 3805 от 06.04.2015 под заголовком: Стратегия: Усмирение оппозиции

Усмирение оппозиции: опыт Новосибирска

Владислав Иноземцев о том, что лучшая стратегия для власти – поделиться с оппозицией властью на региональном уровне
Первомайская «монстрация» в Новосибирске, 2012
Павел Комаров / ТАСС

Ровно год назад впервые в новейшей истории России более десятка политических партий, отбросив разногласия и споры, обеспечили победу коммуниста Анатолия Локотя на выборах мэра Новосибирска. «Единая Россия» до дня голосования не верила в возможность поражения; «утрата доверия» к губернатору Василию Юрченко, случившаяся за три недели до выборов, была во многом обусловлена неспособностью местной бюрократии обеспечить нужный результат.

Плодами победы распорядились несколько партий; избранный мэр поступил достойно, пригласив в городское правительство представителей «объединенной оппозиции» (так в городе называли критиков власти с 2011 г., когда с протестом против фальсификаций на думских выборах на Красный проспект вышло почти 10 000 человек). Александр Люлько от «Родины», Сергей Дьячков от «Демвыбора», Анна Терешкова от «Гражданской платформы», представители КПРФ и даже многие профессионалы из «ЕР» нашли место в новой команде. Число вице-мэров сократилось с девяти до пяти, зато количество граждан, принятых руководителями мэрии, выросло более чем вдвое. Впервые за многие годы было проведено открытое обсуждение бюджета города, оптимизированы управленческие расходы, начат партнерский диалог с предпринимателями. Хозяйственные результаты 2014 г. (впервые с 2010 г. полностью выполнен план по сбору доходов, рост в промышленности составил 3,7%, а в жилищном строительстве – 22%) оказались существенно лучше средних по Сибирскому округу. Эксперимент можно во многом считать удавшимся.

Но что значит успешность оппозиции, если оценивать ее с точки зрения более отдаленной перспективы? Новосибирск – огромный город с 1,57 млн жителей (57% от населения региона). Здесь создается 72% ВРП, но объем бюджетных средств в распоряжении мэра в 2,5 раз меньше, чем у губернатора. У мэрии довольно скромные полномочия. Выиграв выборы, местная оппозиция инкорпорировалась в «вертикаль», выпасть из которой не может себе позволить ни один региональный чиновник. Она встроилась в срединное звено «вертикали», обладающее наименьшим правом голоса.

Новосибирская оппозиция пришла к управлению городом в момент, когда федеральные структуры начали мягкое, но решительное наступление на любые проявления вольнолюбия. Со второй половины 2013 г. пошла «зачистка» Академии наук, важнейшим форпостом которой был знаменитый Академгородок. В апреле 2014 г. жители Советского района с энтузиазмом поддержали нового главу города, но это не могло спасти академию от реформы: полномочия федералов и чиновников мэрии несоизмеримы. «Компетентные органы» зачастили к студентам, посещавшим летние школы в «неблагонадежных» государствах. Свободное творчество, когда-то отличавшее город, – от «Монстрации» до инициатив в сфере современной культуры. – почти исчезло с улиц. Лозунги типа «Хватит кормить Москву» (под ними выходили на площади и нынешние чиновники мэрии) давно свернуты.

Новый городской голова способствовал разгону «Марша за федерализацию Сибири», за что, говорят, удостоился благодарностей из Москвы. Недавняя история с Новосибирским театром оперы и балета доказала, что власть готова прислушаться к 3000 православных активистов, выведенных на улицы местным митрополитом, но не к выбору зрителей (четыре прогона «Тангейзера» посетило более 6000 человек, не почувствовавших себя уязвленными) и даже не к решению суда, не нашедшего в постановке ничего незаконного. Мэр города предложил услуги посредника в переговорах между театром и «представителями епархии», но не сформулировал гражданскую позицию по защите прав на свободу творчества.

Главный город Сибири стал массово отторгать события, относящиеся даже не к элементам политической или идеологической борьбы, а к частной жизни граждан. Протесты против выставки «Родина» и экспозиции работ Пикассо, закрытие Сибирского центра современного искусства, запрет выставок, организовывавшихся Маратом Гельманом, срыв концертов Мэрилина Мэнсона и других групп, отмена научных встреч, в которых намеревались участвовать представители миссии НАТО в России или послы европейских стран, – вот некоторые приметы тренда. Всего за год-полтора из Новосибирска уехали гражданский активист Артем Лоскутов, блогер Илья Кабанов, художница Мария Киселева. А ведь мэрия кое-что может: она управляет девятью театрами и картинной галереей, семью музеями, имеет в распоряжении массу площадок, на которые многие из поименованных перенесли бы свои перформансы. Но это не в приоритетах мэрии.

Новосибирская мэрия делает свою работу намного более ответственно, чем многие их коллеги в других городах страны. Но оппозиция в современной России практически обречена. Как показывает пример Новосибирска, рациональная стратегия для существующей власти – вовлекать оппозиционеров в структуры управления на среднем уровне (муниципальном или региональном).

Во-первых, оппозиционные политики в своем большинстве настроены менее конформистски, чем представители действующих региональных элит. Они менее зашорены, более профессиональны и безусловно более амбициозны. Результаты их управления будут лучше, чем у прежних «эффективных менеджеров», что в условиях кризиса крайне важно. Достигая успехов в хозяйственном управлении территорией, вчерашняя оппозиция «зарабатывает очки» – причем не только себе, но и системе в целом. Чем больше новых людей вовлекает в себя система на низовом и среднем уровнях, тем сильнее она становится.

Во-вторых, для многих идущих в политику в регионах уровень заммэра или руководителя департамента не предел мечтаний. Активное участие не представленных на федеральном уровне партий в выборных кампаниях в крупных региональных центрах (Новосибирск, Екатеринбург, Ярославль, Иркутск) предполагает, что их успешные выдвиженцы станут перспективными кандидатами на думских выборах 2016 г. Между тем работа на среднем уровне иерархии – залог того, что в Москву из регионов приедут политики, главная цель которых – завоевание высших этажей системы, а не ее демонтаж. Поэтому мне не вполне понятны сообщения в СМИ о том, что администрация президента беспокоится о том, как пройдут этой осенью в регионах выборы в областную и городскую думы.

В ближайшие годы Россию ждет много проблем и испытаний, которые коснутся всей системы власти. Как бы ее адепты ни подчеркивали, что «Россия – это Путин!», этот лозунг фальшив. Настоящим экзаменом для системы станет процесс перехода власти от нынешнего президента к новому, от ЕР – к другой партии. Во многих странах этот процесс заканчивался катастрофой, но некоторым удалось организовать его контролируемо. Примеры Мексики, Японии, Китая показывают, что система может считаться устойчивой, когда воспроизводит себя и при смене правящих фигур.

Важнейшая задача российской власти – не уничтожение или искоренение, а усмирение и приручение оппозиции. Лучший метод для этого – допущение ее к экономическим рычагам при полном контроле политического и идеологического пространства. В Новосибирске это проявилось в хрестоматийном виде. Размен локальных хозяйственных полномочий на тотальное идеологическое безумие состоялся. Будет ли этот опыт использован в других регионах?

Автор – директор Центра исследований постиндустриального общества

AnMihMi
11:32 06.04.2015
Если отвлечься от сомнительности примера (приведенного автором мэра-коммуниста в Новосибирске), то сама идея привлечения Оппозиции к конструктивной работе на региональном и местном уровне -- вроде бы вполне рациональна Но... Да, именно так, в Бразилии в 1960-70х годах хунта привлекала к власти успешных новых администраторов (Как-то Хайме Лернер мэр Куритибы, а позже и успешный губернатор штата Парана...) ... Но ведь военные бразильской хунты получили образование в США, где им преподавали широкой круг гражданских (гуманитарных) дисциплин, -- благодаря чему они знали как рулить... А как насчёт нас? Нас до сих пор нас не покидает сомнение, что наши -- даже гражданские -- губернаторы имеют ныне столь же приличный бэкграунд, что имели тамошние военные уже полвека назад... === Итак: УЧАТ ЛИ практически наши губернаторы - и деятели АП - современную МАТЧАСТЬ по управлению обществом? - вот в чём вопрос -- Учат ли ли они кейсы современной практики управления?
10
Комментировать