Мнения
Бесплатный
Антон Олейник
Статья опубликована в № 3810 от 13.04.2015 под заголовком: Россия и Украина: Игры патриотов

Игры патриотов: виртуальный и реальный мир танков

Социолог Антон Олейник сравнивает профили игроков World of Tanks и российских добровольцев, воюющих на Украине
Проводящие ночи напролет в танковых интернет-сражениях геймеры получают шанс пострелять в реале
worldoftanks.ru

Для любителей путешествий из виртуального мира в реальный и обратно Россия – сущий рай. Виртуальная демократия – система, в которой политические технологии замещают реальные гражданские инициативы и действия, – здесь оказывает конкретное влияние на результаты выборов (Andrew Wilson. Virtual Politics: Faking Democracy in the Post-Soviet World). Герои реконструированных исторических сражений имеют возможность отличиться в реальных битвах. Проводящие ночи напролет в танковых интернет-сражениях геймеры получают шанс пострелять в реале. Нужно просто добраться до Ростова, а там помогут и покажут, куда и как.

Тонкая, рискующая неожиданно порваться граница между виртуальностью и реальностью манит романтиков и является источником власти и дохода для прагматиков. Последние обладают редким даром ставить виртуальные образы на службу осязаемой, мирской власти. Тем же бизнесом занимались многие религиозные деятели, но далеко не все они были столь же успешны, как сисадмины российского виртуального мира.

Одна из наиболее успешных сегодня сетевых игр – World of Tanks. На середину 2014 г. в ней зарегистрировалось 100 млн пользователей, в начале 2015 г. игра вошла в десятку наиболее популярных в мире по критерию затраченного игрового времени.

В основу ее разработки около пяти лет назад в Белоруссии была заложена идея виртуального перенесения в атмосферу танковых сражений Второй мировой войны. Она имеет символичное значение в российской культуре, поэтому игра была обречена на популярность, особенно в России, «русском мире» и родственных культурах. Не удивителен коммерческий успех разработчика игры Wargaming.net. Ее относят к числу наиболее прибыльных компаний аналогичного профиля. Востребованной оказалась и идея танковой битвы. Настолько, что ее решили воплотить в реальность – в ряде районов Донецкой и Луганской областей Украины, попутно придав им вид, напоминающий пейзаж полей сражений Второй мировой.

Легкости преображения виртуального образа в реальный позавидовал бы любой фокусник. Однако и разоблачение секрета фокуса совершенно необходимо. Благодаря маэстро Воланду тяга к разоблачениям – неотъемлемый элемент российской культуры. Как пересадить виртуальных танкистов в реальные танки – вот главный вопрос. Ответ на него станет ключом к разгадке фокуса с превращением виртуального танкового мира в реальный.

Реальные танки должны походить на те, которые полюбились виртуально. Это автоматически исключает из списка моделей для поставок в район конфликта наиболее современные модели – в World of Tanks упор делается на образцы, стоявшие на вооружении в прошлом веке. Доходит до курьезов – кадров с перевозимыми по российским железным дорогам в юго-западном направлении раритетами: легендарными Т-34 и модификациями ИСУ-152. Дело не в том, что на консервации в российской армии нет других моделей. Другие менее символичны и популярны в виртуальном танковом мире.

Кто имеет шансы пересесть в ставшие реальными танки? Онлайн-панель одной из крупнейших в России компаний, специализирующихся на маркетинговых исследованиях в интернете, позволяет обрисовать социологический портрет посетителей сайта Word of Tanks. Из более чем 3500 участников панели почти четверть (23,2%) посещали этот сайт. Кто они, виртуальные танкисты? Больше шансов стать любителем виртуальных танковых сражений имеют обладатели большого количества детей. Среди не имеющих детей «танкистов» мало – 14,1%. Среди панелистов, имеющих одного ребенка, игра привлекает 22,8%, двух детей – 35,2%, трех – 43,5%, четырех и более – 43,8%. Среди игроков преобладают россияне с невысокими доходами на члена семьи (до 10 000 руб.). Игра особенно популярна среди жителей небольших населенных пунктов (до 250 000). Популярность игры значительно ниже среди посетивших западные страны, особенно США. Достоверные сведения о том, что любителям World of Tanks отказывают в американских визах, отсутствуют. Но среди посетивших эту страну любителей игры всего 7,2% – намного меньше среднего значения. Примечательно, что эффект от посещения европейских стран выражен не столь явно.

Возраст, пол, знание иностранных языков и даже образование тоже могут объяснять интерес к World of Tanks, но после учета четырех перечисленных выше переменных их влияние незначимо. Точных данных о социально-демографическом составе российских «добровольцев», которые воюют на реальных танках в ряде районов Донецкой и Луганской областей, разумеется, нет. Однако даже беглое знакомство с профилями реальных танкистов, размещенных в социальных сетях, и с рассказами о них в интернет-изданиях подсказывает, что их характеристики не слишком далеки от профиля виртуальных танкистов.

Эти люди не из средне- и высокодоходных групп (многие записываются в «добровольцы», дабы выплатить долги по кредитам). Они искренне не любят Америку и считают, что будут бороться в Донбассе с американцами и их агрессией. Это люди, для которых человеческая жизнь не представляет особой ценности. Им приходится убивать и быть убитыми, т. е. возвращаться в виртуальный мир уже навсегда.

Архитекторов моста из виртуального мира в реальный интересуют не деньги. В этом их отличие от голливудских продюсеров, которые периодически экранизируют наиболее популярные компьютерные игры. Их интересует власть. Ее сохранение любой ценой – будь то превращение виртуального мира в реальный или разрушение реального. Написанные ими сценарии «игры» не имеют своей целью раскрутить участников на деньги, заставив их приобрести очередной upgrade на полюбившийся танк. Они пишут сценарий битвы, реализуя свое право быть богами и вершить судьбы танкистов и жителей домов «на заднем плане». Это одно из доказательств обладания властью в российском контексте – наличие способности превращать виртуальные процессы и людей в реальные и обратно. В том числе убивая последних без наделения их новой жизнью.

Автор – сотрудник ЦЭМИ РАН, университета «Мемориал» (Канада)