Мнения
Бесплатный
Екатерина Ходжаева
Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3813 от 16.04.2015 под заголовком: Extra Jus: Адвокаты под давлением

Кто должен платить бесплатному адвокату

Екатерина Ходжаева из ИПП при ЕУСПб о том, как снизить зависимость адвокатов по назначению от следствия и суда
Обязанность определять, кого из адвокатов назначить в дело и в каком объеме выплатить вознаграждение, возложена на обвинение и суд
Е.Разумный / Ведомости

Уголовному преследованию в России в подавляющем большинстве случаев подвергаются представители малоимущих слоев населения. По данным Судебного департамента при Верховном суде, 62% представших перед судом – безработные. Есть малоимущие и в других социальных категориях – среди рабочих, к которым относится еще 23% подсудимых. Эти люди обычно не способны самостоятельно оплатить помощь защитника в процессе. Государство гарантирует, что по просьбе обвиняемого (а в ряде случаев, предусмотренных УПК, – в обязательном порядке) защитник ему будет предоставлен бесплатно по назначению дознавателя, следователя или суда.

Вознаграждение назначенным адвокатам выплачивается из федерального бюджета по ставкам, утвержденным постановлением правительства с 1 января 2013 г. В зависимости от сложности дела и других обстоятельств (ночное время, праздничные и выходные дни) вознаграждение за один день участия назначенного адвоката в процессе по одному делу без учета реально потраченного времени варьируется в диапазоне 550–2400 руб.

До 2013 г. выделяемые на это суммы вносились в бюджет отдельной строкой, сейчас они включены в общее финансирование судов и правоохранительных органов. Поэтому сегодня трудно оценить, сколько средств расходуется на такую юридическую помощь. Но мы можем оценивать ее объем, исходя из статистики, которую ведут региональные палаты адвокатов.

Вот в качестве примера подсчеты одной из них: в уголовных делах по назначению там участвует около 850 адвокатов. Примерно 3/4 от общего числа дней участия оплачивается по минимальной ставке (550 руб.), а 1/4 – по повышенным ставкам (до 1000 руб.). Максимальная ставка почти не встречается. В 2014 г. за проведение защиты по назначению адвокатам причитается из федерального бюджета 106 млн руб. Получается, в среднем одному адвокату за оказание юридической помощи начислено менее 10 400 руб. ежемесячного дохода. Из этой суммы адвокат должен заплатить:

подоходный налог (около 1350 руб.);

фиксированные отчисления в ПФР и фонд медстрахования (чуть меньше 3000 руб. в месяц);

отчисления в федеральную и региональную палаты (1730–2330 руб., а для адвокатов-новичков – 3750–5000 руб.);

взносы в адвокатское образование, на содержание офиса и административного штата (1600–5000 руб. в зависимости от места жительства и типа образования). В результате чистый доход адвоката, если он станет работать исключительно по назначению, стремится к нулю.

Конечно, успешный адвокат в крупном городе, имеющий опыт и стабильную клиентуру, не заинтересован в такой нагрузке и участвует в делах по назначению в исключительных случаях. Однако для значительной части адвокатского сообщества (новички, адвокаты из малых городов и райцентров, где низка доля платежеспособного населения) участие в уголовных делах по назначению нередко единственный источник дохода. Поэтому в регионах, где таких дел много, адвокаты принимают столько поручений, что им приходится участвовать в нескольких процессах за день. При низкой оплате и высокой нагрузке такая защита не может быть качественной.

Увеличение ставок улучшило бы материальное положение адвокатов, но само по себе не способно изменить ситуацию с защитой прав обвиняемых. Слабость стороны защиты по назначению вызвана не только низким доходом. Дело в самом механизме выплат, а также в нарушениях процессуальных прав адвокатов в якобы состязательном уголовном процессе.

Обязанность определять, кого из адвокатов назначить в дело и в каком объеме выплатить вознаграждение, возложена на обвинение и суд. Это изначально ставит адвокатов, участвующих в делах по назначению, в финансовую зависимость от государственной машины уголовного преследования и толкает некоторых из них на «сотрудничество» со следствием. Таких адвокатов часто называют «карманными» и упрекают в том, что они действуют в интересах не подзащитных, а следственных органов и суда. В то же время, по сведениям региональных адвокатских палат, сотрудники органов предварительного расследования и судьи составляют черные списки принципиальных адвокатов, которых стараются не привлекать к участию в защите по назначению.

Адвокатские палаты в некоторых регионах принимают меры к тому, чтобы исключить заинтересованность коллег в «сотрудничестве» со следствием: усиливают дисциплинарный контроль, вводят электронные системы распределения дел. Однако даже там постановление на оплату помощи адвоката по назначению по-прежнему выписывает дознаватель, следователь или судья. Чтобы устранить этот рычаг давления стороны обвинения на сторону защиты, необходимо как минимум пересмотреть правила распределения средств: следственные органы и суды должны только фиксировать факт участия адвоката в деле, но не принимать решение о размере его вознаграждения.

Автор благодарит за помощь в подготовке статьи Департамент информационного обеспечения ФПА РФ.

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге