Мнения
Бесплатный
Александр Сафонов|Леонид Ермак
Статья опубликована в № 3814 от 17.04.2015 под заголовком: Социальная политика: Страхование вместо обеспечения

Как реформировать систему социального страхования

Экономисты Александр Сафонов и Леонид Ермак о том, как заинтересовать работников судьбой социальных взносов
Повышение пенсионного возраста должно сопровождаться комплексной реформой соцстрахования
Д. Абрамов / Ведомости

Экономический кризис обострил вопрос о пенсионном обеспечении. Финансово-экономический блок правительства предлагает увеличить возраст выхода на пенсию. Но стоит задуматься о судьбе всей системы соцстрахования: состояние демографии и экономики влияет не только на пенсионное обеспечение. В 2015 г. дефицит бюджета ПФР должен составить 623 млрд руб., а общий дефицит всей системы соцстрахования – 721,4 млрд руб. Меры по стабилизации пенсионных обязательств нужно рассматривать в рамках балансирования всей системы соцстрахования. Сейчас в ПФР идет 22% отчислений с зарплаты, на соцстрахование – 2,9%, в ФОМС – 5,1%. Для зарплат свыше 711 000 руб. в ПФР идет 10%, в ФОМС – 5,1%. Решить проблему бездефицитности бюджета системы только за счет роста страховых тарифов невозможно. В 2013–2014 гг. пенсионная реформа, преследовавшая цели сокращения дефицита, была направлена на увеличение страхового стажа, сокращение досрочных пенсий, рост тарифов, изменение порядка индексации пенсий и введение балльной системы, привязанной к возможностям бюджета. Но значительная часть проблем сохраняется. Пенсионная реформа не достигла цели снижения нагрузки на бюджет.

Нельзя считать эффективной мерой и попытку стимулировать добровольный более поздний выход на пенсию: это невыгодно для мужской части работников. Сумма повышенной пенсии, полученной за девять лет, меньше суммы пенсии при ее оформлении в общеустановленном возрасте. Откладывание пенсии пенсионерами-досрочниками до общеустановленного возраста еще более проблематично. Большинство пенсионеров предпочтут выйти на пенсию в установленные сроки и остаться на рынке труда. Нерешенными остаются задачи приемлемого уровня пенсионного обеспечения и создания заинтересованности страхователей и застрахованных в уплате взносов. Полное огосударствление системы, зависимость от федерального бюджета, чрезмерное внестраховое перераспределение и запутанность порядка подсчета пенсии, обусловленная многочисленными реформированиями пенсионной системы, нивелировали активное отношение к процессу пенсионирования со стороны страхователей и выгодоприобретателей. В обществе сформировалось мнение, что пенсию государство обеспечит всегда, но любые усилия не приводят к ее достойному уровню.

Главный тренд, который способен улучшить пенсионное обеспечение и финансовую устойчивость системы, – улучшение демографической ситуации. Но до 2030 г. население 20–64 лет будет снижаться, а его нагрузка пожилыми (от 65 лет) – расти. Между 2050 и 2060 гг. численность старшей группы достигнет максимума – 39 млн человек (сейчас – 25 млн), а группы в трудоспособном возрасте – минимума: 64 млн (сейчас – 96 млн). Все экономические факторы в ближайшие годы будут работать на снижение пенсионного обеспечения. При этом формальная индексация пенсий по показателю инфляции не компенсирует потери пенсионеров: в их структуре потребления больше удельный вес продуктов питания, лекарств и услуг ЖКХ, которые дорожают быстрее.

Неизбежность повышения пенсионного возраста очевидна. Но оно станет целесообразным при выполнении ряда условий: 1) экономия должна быть достаточно весомой, что возможно, когда пенсии будут составлять значимую величину, 2) до нового пенсионного возраста должна доживать основная масса работников, не будучи инвалидами, 3) безработица должна быть минимальной, а рынок труда дефицитным, чтобы пожилые работники не препятствовали выходу на него молодых поколений, 4) повышение пенсионного возраста должно осуществляться постепенно и не затрагивать возраст, близкий к нынешнему пенсионному.

Страховые выплаты – отложенная часть зарплаты. В мировой практике принято разделять их между работодателем и работником. В России страховые платежи – повинность работодателя, и работник рассматривает страховое обеспечение как обязанность государства, не требуя от работодателя уплаты взносов и предпочитая текущую зарплату отложенной. Отсутствие личных взносов преобразует систему соцстрахования в систему соцобеспечения. Основной довод сохранения статус-кво – то, что низкооплачиваемые работники и так уплачивают НДФЛ. Введение страхового платежа с параллельной дифференциацией НДФЛ – так, чтобы для бедных извлечь его из ставки налога, а для богатых – ввести дополнительно к ставке НДФЛ, дал бы системе соцстрахования возможность маневра.

Фиксированный размер страховой пенсии – скорее соцпособие, чем страховое обеспечение. В сочетании с социальной пенсией, выплачиваемой лицам с недостаточным трудовым стажем, это пенсия гражданам от государства, а не страховая пенсия работников. Развести страховые и бюджетные средства было бы проще, вернувшись к варианту бюджетного финансирования фиксированной части страховой пенсии. Это можно обусловить выплатой этого пособия только пенсионерам, не имеющим постоянного достаточного дохода.

Деньги – лишь обязательство, которое кто-то должен исполнить. В солидарной пенсионной системе работники, уплачивая взносы, исполняют обязательства перед предыдущим поколением, но этого при современной демографии недостаточно. Надо воспроизвести исполнителя подобных обязательств. Предложение при назначении пенсии учитывать не только страховые платежи, но и детей, рожденных и выращенных до трудоспособного возраста, – это не стимулирование рождаемости, а способ формирования пенсий, не нарушающий финансовую стабильность системы. Деньги, сэкономленные на нерожденных детях, надо направить в пенсионную систему. И нет разницы, будет ли это личное страхование в НПФ или повышенный взнос работника в обязательную систему. Нормой является число детей, обеспечивающих простое воспроизводство. Продолжительность содержания ребенка сопоставима с периодом дожития. Не потратившись на детей в количестве, равном простому воспроизводству (2,16 на пару), каждый из родителей может удвоить свою пенсию. Поэтому в формулу расчета пенсии можно ввести коэффициент, отражающий отношение количества детей у бенефициария к 2,16. Отсутствие детей превращает страховую пенсию в величину, равную нулю, а некоторые семьи не могут иметь детей в силу объективных причин. Однако в России много детских домов, желающие могут усыновить/удочерить ребенка или самостоятельно вложить деньги в формирование пенсии. Увязка пенсионных выплат с расходами на детей нивелирует цикличность доходов пенсионного обеспечения при изменении структуры населения.

Новое качество система соцстрахования может приобрести, если наделить застрахованных правом частичного перераспределения уплаченных средств между видами страховых рисков. Их основные виды: утрата заработка в связи со старостью, инвалидностью, потерей кормильца, заболеванием, безработицей. Страховой тариф каждого вида страхования может быть разделен на часть, идущую в солидарное распределение, и индивидуальную (возмездную, как в пенсионной системе). Часть этого тарифа можно разрешить перебрасывать из одного вида страхования в другой. Это потребует тщательно проработанной правовой базы, персонифицированного учета взносов и выплат. Индивидуальный сегмент страховых взносов обязательной системы соцстрахования нужно объединить с добровольными (корпоративными и личными) взносами. Сложность управления этой системой будет компенсироваться расширением возможностей каждого ее участника, его личной заинтересованностью и устранением дублирования управляющих функций.

Авторы – проректор АТиСО и РАНХиГС, экс-замминистра Минздравсоцразвития; ведущий научный сотрудник АТиСО