Мнения
Бесплатный
Михаил Серов
Детали / Компания недели
Статья опубликована в № 3818 от 23.04.2015 под заголовком: Компания недели: «Газпром»

Еврокомиссия недовольна «Газпромом»

Действия монополии продиктованы не только коммерческими соображениями, а Европы – не только антимонопольными
Компания недели: «Газпром»
А.Махонин / Ведомости

Дело это, конечно, будет долгое. Еврокомиссия вообще организация крайне неторопливая, процедурно обусловленная, склонная к поиску консенсуса и готовая бесконечно выслушивать все заинтересованные стороны. Плюс, если не лукавить, дело-то политическое – это вам не предустановленный браузер в Microsoft Windows и не сговор каких-нибудь металлургов.

Это «Газпром», а «Газпром» – это Россия, а Россия сейчас не самая любимая в Европе страна, прямо сказать.

Тем более что покуда евроулита едет и когда-то, несомненно, будет, «Газпром» переговаривается с несчастной закредитованной по самый Олимп Грецией, обещая ей деньги за прокачку будущего газа по будущей трубе. Ну то есть не совсем деньги, а гарантии будущей прокачки в размере 47 млрд куб. м, под каковую гарантию, наверное, можно будет получить какие-то деньги – и вряд ли в Европе, скорее опять-таки в России. Запутанная и немного утопическая история, в общем, но расшатывающая, видимо, европейское единство и бьющая по той самой склонности к консенсусу. Возвращаясь к претензиям Еврокомиссии к «Газпрому» (России): конечно, они выводят разбирательство в самую что ни на есть политическую плоскость. Справедливо или нет – не будем судить.

Вот один вопрос: почему это Литва покупает газ дороже, чем Германия, если транспортное плечо до Литвы куда короче, чем до Германии, а газ один и тот же? Не потому ли, что Литва для России не такой приятный партнер, каким, несмотря ни на что, остается Германия?

Вот другой: а чего это «Газпром» обусловливает цены на газ для Польши и Болгарии благорасположением этих обеих бывших социалистических стран к газопроводам, которые могли бы пролечь по их территории (в польском случае – ямальская труба, а в болгарском – «Южный поток»)?

Вот третий: с какой стати «Газпром» пытается запрещать реэкспорт газа – уже купленного, т. е. не принадлежащего ему, – например, на Украину? Не способ ли это воздействовать на ситуацию на Украине, и без того страдающей, по общеевропейскому мнению, от соседства с Россией?

«Газпром» в несколько размытой форме отвечает на первый вопрос примерно так (трактуем выступление предправления компании Алексея Миллера в Берлине): с Германией есть взаимодействие и взаимопроникновение, у Германии развитой, конкурентный рынок и много поставщиков – а Литва вовсе не такова. С реэкспортом дело, кажется, наладилось: «Газпром» и прежде не был против того, чтобы это делала Словакия, но другие-то страны, по мнению российской компании, осуществляли виртуальный реэкспорт! По факту реэкспорт сейчас есть, так что к чему претензии – не понятно. На вопрос о трубах и ценах ответа пока ни в какой форме не было; можно расценивать его как намек: глядите, европейцы, как у нас с Турцией получается! (Хотя пока не очень получается, обязывающего договора нет.)

В общем, отделаться от ощущения, что действия «Газпрома» продиктованы не только коммерческими соображениями, не получается – как не получается и сделать вывод, что Европа занимается газпромовским делом чисто из антимонопольных соображений.