Статья опубликована в № 3822 от 29.04.2015 под заголовком: Шкала ценностей: Патриотизм республиканца

Патриотизм республиканца

Президент фонда «Республика» Сергей Цыпляев: понимание патриотизма как верноподданничества ведет страну к катастрофе
Наша привычная модель патриотизма требует непогрешимого вождя, мобилизации и единства
Е. Разумный / Ведомости

Ожидание чуда – одна из слабостей русского народа, считал Николай Бердяев. Мы ждем, что возникнет, откуда ни возьмись, мудрая и честная власть, заботящаяся об интересах народа и страны, сама по себе наладится экономика, кто-то наведет порядок, вычистит соседний лес и ввернет лампочку в подъезде. Главное – горько заплакать (написать жалобу), дождаться Василису Премудрую (желательно президента), которая скажет: «Не плачь, Иванушка, ложись спать, утро вечера мудренее. Вот тебе инструкция (послание, указ, но лучше деньгами), выполни ее не рассуждая, но не дай бог тебе проявить инициативу. И тогда будет тебе счастье (зарплата и пенсия)». В сказках заложены самые глубинные народные традиции, которые мы буквально всасываем с молоком матери.

Примерно того же мы ждем и от Конституции – что она будет работать сама, без наших усилий, в автоматическом режиме, как регулятор Уатта. Устроимся у телевизора и будем наблюдать увлекательный политический процесс. Главное – написать правильные тексты законов, и «сама пойдет». Удивительно, почему человечество не разработало коробочный вариант госустройства. Приезжаешь в любую страну, проводишь пакет законов через племенной совет – и заработала скатерть-самобранка!

Хорошо сработанная конституция формирует нравы и обычаи, но опыт ельцинской, брежневской и сталинской конституций свидетельствует: сильнее конституционных формул «народные понятия» о том, как должно быть организовано общество. Наша традиционная модель: непогрешимый и несменяемый вождь возглавляет племя, которое не допускает внутри себя разномыслия и (самое табуируемое) чьих-либо еще претензий на лидерство. Необходимость такого устройства объясняется угрозой нападения соседнего племени, поэтому важна постоянная мобилизация и единство. Именно это поведение интуитивно признается патриотическим. Предоставленные сами себе, мы непременно собираем эту модель, как автомат Калашникова, в политике, экономике, науке, культуре. Не будут поняты и приняты структуры, в которых нет ясного понимания, кто главный начальник.

Наша Конституция утверждает республиканское устройство общества. Это требует принципиально иного самоощущения и поведения граждан. Республика, как общее дело, не может существовать без республиканцев – равноправных, самостоятельных граждан, крепко стоящих на ногах и живущих своим умом, уважающих и защищающих закон. Такие люди обладают самоуважением, они неизбежно потребуют и создадут самоуправление – самостоятельное решение максимально широкого круга задач там, где они живут, распоряжение налогами, формирование всех органов власти их решениями.

Эта самостоятельная, «взрослая» жизнь означает готовность тратить силы, энергию, время и деньги на исполнение общественных обязанностей, будь то гражданская инициатива по благоустройству, помощь нуждающимся или участие в управлении (как гражданин или как выборное лицо). Республиканец участвует в формировании органов власти, создавая, поддерживая действиями и деньгами политические партии, постоянно интересуясь общественными делами и проявляя инициативное участие. Если партию финансируете не вы, а олигарх, то почему она должна действовать в ваших интересах? Если вы не выдвигаете и не продвигаете своих кандидатов, откуда возьмутся новые, понимающие ваши нужды политики? Снова чудо? Заботливо накапливая и культивируя навыки самоуправления, ответственный гражданин понимает: научимся эффективно управлять в городе, селе, регионе – получится и в стране. Невозможно осваивать азы лидерства в процессе «руления страной» – это самоубийственная национальная стратегия.

Ключевое отличие республиканца от верноподданного – признание личной ответственности за действия своей страны и правительства. Для него равным образом оскорбительны и неприемлемы утверждения «во всем виновата власть, мы не можем ничего сделать» и «все придумали и организовали великие и ужасные американцы». Это унижение собственного народа и привитие комплекса беспомощности.

Республиканский взгляд потребует переопределения патриотизма. Да, безусловной остается готовность встать на защиту Родины в военное время. А вот что такое патриотизм в мирное время? Мало громко кричать: «Мы всегда во всем круче всех», одобрять и поддерживать любые решения начальства. Не могут считаться патриотами люди, превращающие родную природу в помойку, халтурно выполняющие свою работу, разворовывающие наши общие бюджетные деньги, складывающие за бугром все нажитое «непосильным трудом». Люди, фальсифицирующие результаты выборов, подрывают государственные устои – взаимное доверие граждан. Истинный патриот горд тем, что он сделал для страны, псевдопатриот требует от общества поощрения за свои «правильные» слова. Ценности свободы и республики лучше сочетаются с патриотизмом, чем традиционные «скрепы» рабства и верноподданничества.

Военное и мирное время нуждаются в разных системах организации общества. Война требует командной вертикали, единства воли и действия, мобилизации сил и средств. Военизированный порядок нам понятен и привычен, но он блокирует механизмы развития. Мир нуждается в горизонтальной самоорганизации, свободном творческом поиске, солидарности и сотрудничестве. Если мы хотим быть в числе лидеров развития, то обязаны поощрять и поддерживать разнообразие. Никто наперед не знает, что выстрелит завтра, станет направлением роста и развития. Мы это уже проходили: мир пошел в цифровую революцию, а партия ставила задачи «догнать и перегнать США по выплавке чугуна и стали». Старшие поколения помнят систему тотального контроля распространения информации. Ксерокс охранялся, как ядерный реактор, – стоял за железной дверью и на кнопки нажимал специально обученный оператор. Для снятия копии журнальной статьи в открытой печати надо получить согласующую подпись компетентного сотрудника. Невозможно было размножить собственноручно изготовленный текст. В дни праздников в учреждениях собирались в закрытом помещении все печатные машинки – вдруг тайный враг размножит на них антисоветские листовки? Какой интернет, какие персональные компьютеры, принтеры и сканеры! Эта система нежизнеспособна в современном информационном мире, она проигрывает конкуренцию и уходит с исторической арены независимо от мыслей и действий генсеков и президентов.

Поддержание разнообразия особенно важно в кризисные моменты развития. Кризис – точка поиска новых направлений движения, структур и систем. Нужно стимулировать вариации в системе, а затем развить эволюционно успешные видоизменения. Ужесточение госрегулирования и единообразия при входе в кризис убивает ростки нового, затягивает и усугубляет фазу распада. Именно в этот момент для генерирования спектра возможностей нужна максимальная свобода частной инициативы и творчества.

Люди, признающие патриотизмом исключительно наращивание военной мощи, установление единомыслия и последующую территориальную экспансию, не раз приводили свои страны к тяжелейшим катастрофам. Сколько еще раз псевдопатриоты заставят нас пройти дорогой саморазрушения? «Хочешь мира – готовься к войне» – это древнее римское изречение любят цитировать адепты милитаризации страны. Весь последующий опыт человечества свидетельствует о другом. Хочешь мира – готовься к миру, что не означает идеалистического пацифизма. Готовишься к войне – ты ее получишь.

Создание республики предполагает ответ на вопрос, кто такие «мы» и где граница, за которой начинаются «они». Споры о том, что такое нация, как ее определить и построить, разгораются в России с новой силой. Традиционно нация определялась по генетическому («принцип крови») или идеологическому (религиозный, классовый) принципу. Границы государств редко соответствовали принципам, поэтому внутри страны возникали правильные, государствообразующие «свои» и «чужие» – иноверцы, инородцы, инакомыслящие. Большинство людей крайне неохотно меняют свою идентичность, даже под страхом смерти. Начинается перемещение народов и перемещение границ. Кровавые войны, геноцид, изгнанные народы – всем этим полны века истории. Сегодня в мире перемешивание представителей разных этносов и религий идет столь интенсивно, что возвращение к чистоте принципов невозможно. Человечество нашло иное решение – политическая нация. Ее скрепляют общие история, культура, язык и проект будущего. Вокруг этого будут идти дискуссии, кипеть нешуточные страсти, каждое новое поколение будет пробовать на зуб идеи и традиции отцов, подвергая ревизии проект будущего. Каждый гражданин страны, кто старается сделать ее лучше и успешнее, стремится к общему благу и уважает конституцию, – полноправный член политической нации.

Принятие этих принципов – это шанс выжить в стремительно меняющемся мире в качестве влиятельной цивилизации, а не угасающих обитателей резервации. Для России в существующих границах это единственный выход, попытки вернуться к идеям прошлого запустят дальнейший распад страны. Республиканец опирается на нашу историческую традицию, как и его оппонент. За ним опыт более четырех веков Новгородской республики, проигравшей авторитарному Московскому княжеству. Наша история дает нам различные примеры, мы сами выбираем, что станет нашей точкой опоры.

Этот комплекс идей положен в основу действующей Конституции. Но из-за глубокой приверженности привычному порядку вещей россиянам целый век не удается освоить республиканский образ мысли и поведения. Надо быстрее сделать эту культурную работу, если мы хотим быть среди лидеров мирового соревнования цивилизаций. «Народ должен бороться за закон, как за свои стены», – писал древнегреческий философ Гераклит. Постепенно эта идея овладела умами европейцев, здесь корень их достижений. Борьбу за Конституцию и закон начал многонациональный народ России. Участвовать в ней – патриотический долг республиканца.

Автор – президент фонда «Республика», член КГИ, участник Конституционного совещания 1993 г.

AlexCerMund
06:59 29.04.2015
Содержание статьи в целом - столь верно, сколь и очевидно. Трюизм, в общем. Однако позволю себе поправить автора насчет пассажа: @Военное и мирное время нуждаются в разных системах организации общества. Война требует командной вертикали, единства воли и действия, мобилизации сил и средств. @ Распространенное заблуждение. См. политические системы Великобритании и США. Победивших в обоих мировых войнах. Рим - еще в эпоху республики ставший мировой империей, за несколько веков республики успешно переживший величайшие опасности и катастрофы. И, кстати, павший от куда менее страшных опасностей в эпоху максимальной вертикализации и "единства". История какгбы намекаэ нам, что "вертикаль" и прочее диктаторское оболванивание необходимы исключительно для ведения войн, оправдание которых основано на лжи.
80
Комментировать