Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 3822 от 29.04.2015 под заголовком: Цифра недели: $1,5 млрд

Почему инвесторов «Уралкалия» не радует buyback

Сможет ли компания в новых условиях быть одной из самых прибыльных в мире

До 22 мая «Уралкалий» потратит $1,5 млрд на выкуп 15,97% собственных акций. Это сумма, эквивалентная двум капитализациям «Мечела». Или на эти деньги можно купить четыре Airbus 280, как у саудовского принца Аль-Валида бин Талала аль-Сауда, с турецкими банями и парковочным местом для Rolls-Royce.

Казалось, инвесторы должны радоваться: buyback – отличная альтернатива дивидендам, которые «Уралкалий» впервые в истории в 2014 г. не платил. Но они недовольны. S&P вообще поместило рейтинг компании на пересмотр с негативным прогнозом из-за решения провести выкуп. А ведь на рейтинг «Уралкалия» не повлияли ни санкции, ни ослабление российской экономики. Дело в цифрах.

«Уралкалий» всегда был обожаемой инвесторами уникальной компанией, работающей на уникальном рынке. Крупнейшие игроки – Белорусская калийная компания (БКК, торговое партнерство «Беларуськалия» и «Уралкалия») и Canpotex (трейдер Potash Corp. и Mosaic) – строго соблюдали джентльменские договоренности о ценах и объемах поставок. Можно было встать на полгода, чтобы добиться более выгодных условий от несговорчивых китайских покупателей. «Уралкалий» демонстрировал более 70% рентабельности по EBITDA.

Но в 2013 г. компании пришлось выйти из партнерства с «Беларуськалием» и объявить, что впредь она будет торговать, «невзирая на цену». Казалось бы, все козыри были в руках «Уралкалия»: самая низкая в мире себестоимость (около $62/т в 2013 г.), налаженные торговые связи – можно спокойно опустить цену до $300/т (до этого была около $400/т), выжать все соки из конкурентов, а потом спокойно получить те же деньги, что и раньше, на объемах продаж.

Не тут-то было. В конце 2013 г. у «Уралкалия» появились новые акционеры – «Онэксим» Михаила Прохорова и «Уралхим» Дмитрия Мазепина. Им потребовалось больше денег, чтобы платить по кредитам, взятым на покупку компании. Как назло, осенью прошлого года у «Уралкалия» начало заливать рудник «Соликамск-2», на который приходилось 18% производства.

В таких условиях пересидеть конкурентов не получится, не хватит объемов. Но и вернуться к прежней спокойной жизни, чтобы потихоньку восстановить производство, как после аварии 2006 г., тоже нельзя – никто джентльменские договоренности больше не соблюдает, долю рынка того и гляди отъест бывший партнер по БКК. А платежи по кредитам никто не отменял. «Уралхим», например, в прошлом году вернул банкам 8,86 млрд руб. (около $170 млн по текущему курсу). Если крупнейшие акционеры предъявят к выкупу пакеты полностью, а компания выкупит их пропорционально долям, на них придется большая часть выкупа – 9,49%. «Онэксим» может продать 4,3% за $404 млн, «Уралхим» – 3,2% за $300,6 млн. Для них проблема банковских платежей на этот год будет закрыта. Чем это обернется для компании кроме увеличения долговой нагрузки, сможет ли она, как и прежде, быть одной из самых прибыльных в мире, сможет ли снова без проблем платить высокие дивиденды и быть для инвесторов образчиком корпоративного управления? Или превратится в станок, который печатает деньги только для крупнейших акционеров и который приличные инвесторы обходят стороной?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать