Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3826 от 07.05.2015 под заголовком: Extra Jus: Этика юристов

Этика юристов: саморегуляция или государственное вмешательство

Сотрудник ИПП ЕУСПб Тимур Бочаров о регулировании деятельности адвокатов
Адвокатские кодексы первого поколения состояли из общих начал, принципов и идеалов, которые уточнялись уже в дисциплинарной практике сообщества юристов
pixabay.com

Недавно состоялся очередной Всероссийский съезд адвокатов, на котором было решено создать комиссию по этике и стандартам. Новый орган призван давать толкования по вопросам применения этических норм адвокатов и разрабатывать критерии качества оказания юридических услуг. В состав комиссии из 16 человек могут входить адвокаты и лица без адвокатского статуса, но последних должно быть не более пяти.

Почему это так важно? Пристальное внимание адвокатского сообщества к разработке этических стандартов – маркер зрелости профессии. Профессия (profession) отличается от занятости (occupation) именно наличием мощного «этического ядра». Для всех классических профессий (врач, юрист, священник) характерны идеалы общественного служения, они формируют престиж профессии и обосновывают монополию на вид деятельности. Основной вопрос здесь в степени регламентации этических норм: должны ли они быть детально прописаны или достаточно наиболее общих ориентиров и максим?

Впервые подобный вопрос взволновал российских адвокатов в конце XIX в., когда вышел перевод двухтомника «Правила адвокатской профессии» Франсуа-Этьена Молло. Его публикация стала поводом для широкого обсуждения вопросов адвокатской этики. Часть сообщества выступала за предельно подробную регламентацию поведения адвоката и строгий дисциплинарный контроль. Другая возражала: невозможно прописать в виде четких правил все этические стандарты, жизнь сложнее, казуистический подход убьет корпоративный дух и автономию. С этой точки зрения адвокат в ситуации нравственного выбора должен руководствоваться коллективным цеховым сознанием, а сообщество оценивает, является ли поведение этичным в каждом конкретном случае. Возобладал второй подход.

Это же произошло в большинстве западных юрисдикций. Адвокатские кодексы первого поколения состояли из общих начал, принципов и идеалов, которые уточнялись уже в дисциплинарной практике сообщества юристов. Первые Каноны профессиональной этики 1908 г. в США носили чисто рекомендательный характер и начинались с преамбулы о том, что никакой кодекс не может объять всех обязанностей юриста на разных стадиях процесса и в различных сферах профессиональной жизни. В Германии все этические правила поведения адвокатов выводились из §43 Положения об адвокатах, содержавшего лишь пару строк об обязанности вести профессиональную практику добросовестно, не подрывая уважения к адвокатскому званию. Для конкретизации краткой нормы органы адвокатского сообщества принимали свои внутренние директивы, обновлявшиеся с изменениями жизненных реалий.

В XX в. ситуация кардинально меняется. Этические кодексы становятся объемнее и подробнее, государство начинает активно вмешиваться в выработку стандартов юридической профессии. Все изменения в этические правила и стандарты, принимаемые в Англии сообществом солиситоров (Law Society) или барристеров (Bar Council), стали проводиться через комиссию при лорд-канцлере. Лишь относительно недавно сфера регулирования этой комиссии под давлением юридической общественности начала сужаться. В Германии к дисциплинарной ответственности адвокатов за нарушения этики начали привлекать специализированные суды, организационно вынесенные за пределы адвокатского сообщества и подчиняющиеся местным госорганам юстиции. Во Франции степень госвмешательства наиболее высока. Там этические правила адвокатов были утверждены в 2005 г. декретом правительства.

Все эти изменения объясняются коммерциализацией юридической деятельности. Вмешательство государства начало распространяться в первую очередь на отношения юриста с потребителем его услуг – это слабая сторона, нуждающаяся в повышенных гарантиях. Оборотная сторона такого вмешательства – «депрофессионализация», размывание профессии, которая лишается одного из своих главных образующих признаков: автономии регулирования поведения своих членов. Важно даже не то, кто именно принимает этические правила и стандарты, а кто будет их применять на практике. Ведь профессию делают профессией не столько сами этические нормы, сколько внутренние институты сообщества, которые их интерпретируют и наказывают за их неисполнение, вплоть до исключения из профессии.

Российская адвокатура движется к реализации себя в качестве классической профессии. У адвокатов уже есть кодекс этики, многие положения которого де-факто применяются и частнопрактикующими юристами без адвокатского статуса. Комиссия по этике и стандартам в случае эффективной работы повысит социальный престиж адвокатской профессии. Юристы будут стремиться к получению статуса адвоката не ради возможности работать по уголовным делам (как это происходит сейчас), а чтобы стать членами сильной профессиональной корпорации.

Есть и альтернативная тенденция: не включать частнопрактикующих юристов в уже существующую корпорацию адвокатов, а попытаться учредить единое профессиональное сообщество юристов (legal profession) через введение системы госстандартов. Минюст разрабатывает этические нормы, которые станут общеобязательными для всех практикующих юристов. Но смогут ли спущенные сверху стандарты стать основой юридической профессии? Скорее нет. В США существуют единые профессиональные правила для юристов, но сообщество образуют не они, а наличие единой профессиональной ассоциации – American Bar Association. Благодаря ей адвокат без серьезных издержек и профессиональной ломки может начать завтра работать прокурором, а послезавтра – судьей. В российском случае введение госстандартов без появления авторитетной ассоциации вряд ли сформирует единую юридическую профессию.

Автор – младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге (ЕУ СПб)

Сибирский фермер
03:30 11.05.2015
Зачем это вся ерунда в виде ассоциаций, кодексов, это лишний инструмент давления и сбора денег для бездельников. Знаю людей, которые вообще юридического образования не имеют и "умывают" с судах по вопросам ЖКХ, энергоснабжения, штрафов за ПДК, налоговых спорах, таких модных юристов из таких раскрученных юридических контор, что это только подтверждает бесполезность всех этих профсоюзов с их этикой. А адвокат по уголовным делам, так это в 95% случаев посредник при передаче взяток. Так как реально процессуально, попавшему за решётку человеку, а если в отношении человека есть интерес органов, он на основании фуфла именуемого УК и УПК помочь не может. Только на основании отношений с лицами принимающими процессуальные решения и ещё за деньги и не за маленькие. А если адвокат принципиальный, то его этот сброд сидящий в совете адвокатской палаты и выкинет из профессии по любому поводу, которое по их мнению нарушает кодекс этики. Вот например, в законе об адвокатуре в самом начале написано, что эта деятельность не является коммерческой. А какого пса они берут за свои услуги деньги и не маленькие, при этом если что то не получилось то чего ожидал клиент, то клиенту рассчитывать на возврат денег вообще не приходится. И это вопрос ни в кодексе этики ни в законе об адвокатуре не прописан, а почему? А потому, что так удобно. Вот и вся этика.
00
Комментировать