Мнения
Бесплатный
Юрий Городниченко|Жерар Ролан
Статья опубликована в № 3832 от 18.05.2015 под заголовком: Государство и общество: Коллективизм как инфекция

Культура как препятствие для демократизации

Профессора Университета Беркли Юрий Городниченко и Жерар Ролан о том, что коллективистские общества с трудом принимают демократию
Коллективизм – защитный механизм, возникший из-за необходимости противостоять распространению болезней
Д. Абрамов / Ведомости

За последние десятилетия мир заметно продвинулся в части демократизации. По данным Freedom House, еще в 1900 г. в мире не было ни одной демократической страны со всеобщим избирательным правом. К 2000 г. из 192 стран мира демократиями были 120. Огромное количество исследований объясняют, как именно и какие доходы ведут к демократизации. Считается, что страны становятся демократическими по мере роста доходов на душу населения. Если это так, можно с оптимизмом смотреть на перспективы превращения Китая в демократию. Мы доказываем, что культура может препятствовать демократизации. Страны с индивидуалистической культурой становятся демократиями раньше государств с традицией коллективизма, которые могут надолго застрять в стадии относительно эффективной автократии.

В нашей недавней статье мы доказываем роль культуры в процессе демократизации. Когда появляется окно возможностей для коллективного действия (революция, восстание элит), страна не обязательно переходит к демократии. Может возникнуть и другой автократический режим. На переход влияют культурные ценности. Мы сравниваем последствия коллективных действий в условиях индивидуалистической культуры, где социум поощряет новаторский подход и стремление выделиться из общей массы, и коллективистской, где акцент делается на подчинении и принадлежности к группе (племени, клану).

Индивидуалистическая культура создает спрос на демократию. Равенство перед законом и ограничение полномочий властей, свойственные демократии, помогают сохранять личную свободу. Коллективистская культура провозглашает необходимость доброго правителя, который обеспечит баланс интересов кланов и групп. Акцент делается скорее на иерархию и порядок, свобода может рассматриваться как угроза стабильности. Из-за этих культурных различий в индивидуалистическом обществе появление возможностей для коллективного действия ведет к восстанию против автократии, какой бы эффективной она ни была, и к переходу к демократии. В коллективистском обществе при хорошем автократе восстания – редкость. Такие общества могут надолго застрять в состоянии эффективной автократии.

Уровень индивидуализма мы определяли по индексу Хофстеде, а уровень демократизации – по рейтингу Polity IV за 1980–2008 гг. Этот промежуток включает в себя «третью волну демократизации» по Хантингтону. В странах с более низким уровнем демократизации демократия возникла позже, или не возникла вообще, или ее формирование было далеким от оптимального. Существует устойчивая корреляция между уровнем индивидуализма и уровнем демократизации. Индивидуализм может влиять на демократию, но возможно обратное: чем дольше люди живут в условиях демократии, тем большими индивидуалистами они становятся. Чтобы верно измерить влияние, надо ввести переменную, зависящую от уровня индивидуализма, но не от развития демократии. Мы использовали переменную, выведенную с помощью эпидемиологических данных (Мюррей и Шаллер) о распространении инфекционных заболеваний. Эти данные дают хорошее представление об эпидемиологической обстановке в прошлом. Они показывают устойчивую корреляцию между распространением инфекций и уровнем коллективизма.

Коллективизм – защитный механизм, возникший из-за необходимости противостоять распространению болезней. Инфекции заставляли людей придерживаться коллективистских ценностей, в которых важную роль играют традиции, накладывать строгие ограничения на индивидуальное поведение, не привечать чужаков. Конечно, история распространения инфекционных заболеваний лишь одна из возможных причин заимствования коллективистских ценностей. Но это неплохая переменная, ведь эпидемии вряд ли влияли на выбор политического режима. Нельзя утверждать, что в борьбе с инфекциями автократия эффективнее демократии (или наоборот). Слабое место автократии – отсутствие гласности, что продемонстрировал Китай, где несколько лет назад произошла вспышка атипичной пневмонии. Нет у нее преимуществ и в борьбе с гуманитарными катастрофами (вспомним о циклоне «Наргис» и наводнении 2008 г. в Мьянме). Демократия может отреагировать на вспышку эпидемии быстро, а может и слишком медленно.

Вывод: индивидуализм сильно влияет на демократию. Даже с поправкой на влияние таких переменных, как доход на душу населения. Это прямое воздействие индивидуализма на демократизацию. В статье 2010 г. мы констатировали, что страны с развитой индивидуалистической культурой легче внедряют инновации, а долгосрочный рост их экономики значительнее. Теперь понятно, что уровень индивидуализма может влиять и на доход на душу населения, и на развитие демократии.

Страна с коллективистской культурой по мере экономического роста не обязательно движется к демократии. Государства вроде Китая, Вьетнама или Сингапура, где в минувшие десятилетия произошел существенный экономический рост, не приняли демократию западного типа. В странах, где демократизация шла быстро (Тайвань, Таиланд, Индонезия и Южная Корея), этот процесс начался недавно. Их средний рейтинг демократизации за последние 30 лет не выше, чем у Гватемалы, Панамы или Перу. В государствах Ближнего Востока индивидуализм развит больше, чем во многих странах Азии. Если наш анализ верен, в долгосрочной перспективе Ближний Восток станет более демократическим, несмотря на куда более явные проявления авторитаризма в исламских странах.

Антон Осипов, Николай Эппле, VoxEU, 14.05.2015

Авторы – профессоры университета Беркли