Статья опубликована в № 3833 от 19.05.2015 под заголовком: Деловой климат: Вопросы амнистии

Вопросы к амнистии капиталов

Юрист Андрей Гольцблат о подводных камнях готовящейся амнистии и о том, почему необходимо принципиально изменить концепцию законопроекта
Для проведения успешной амнистии капиталов необходимо серьезно улучшить деловой климат
М. Стулов / Ведомости

На днях Госдума одобрила в первом чтении законопроект об амнистии капиталов. Основная идея, если судить по ее изложению в законопроекте, – добровольное и комплексное раскрытие физическими лицами (декларантами) информации о счетах в банках (в России и за рубежом), недвижимом имуществе, офшорных и прочих иностранных компаниях, а также иных активах в России и за рубежом без уплаты каких-либо дополнительных платежей и налогов (образец декларации доступен на сайте ФНС). Не требуется переводить зарубежные активы в Россию – нужно лишь, чтобы они находились в белой юрисдикции FATF (The Financial Action Task Force) или в стране, с которой у России есть международное налоговое соглашение.

В обмен на это декларантам предлагается получить гарантии неприменения к ним различных видов ответственности за возможные нарушения, в том числе налоговые и валютные, выявленные в связи с раскрытием активов. Декларанты, включая конечных бенефициаров, должны благодаря раскрытию информации получить иммунитет от налоговых, валютных и иных рисков, связанных с формированием активов и операциями с ними в прошлом. Гарантии распространяются на период до 1 января 2014 г., хотя уже прозвучало предложение распространить их на период до 1 января 2015 г. Для добровольно раскрытой информации предполагается использовать режим налоговой тайны.

В целях повышения прозрачности процедур законопроектом предусмотрен добровольный безналоговый перевод активов, оформленных на номинальных собственников, на фактического владельца. По общему правилу такой переход сейчас связан с обязанностью уплатить 13%-ный налог со стоимости активов как безвозмездно полученных. Это серьезное препятствие для обеления и повышения прозрачности бизнеса. Предполагается, что в ближайшее время будут внесены поправки в Налоговый кодекс, устанавливающие, что при переходе активов к фактическому собственнику от номинального в соответствии с законом об амнистии капиталов у фактического собственника не возникает обязанности по уплате налога.

Программа амнистии распространяется на различные виды активов – портфели ценных бумаг, акции, доли участия, иные виды имущества. В периметр декларирования входят счета в зарубежных банках и офшорные компании, контролируемые физическими лицами. Кампания по добровольному декларированию должна продлиться до 31 декабря 2015 г. Теоретически в России есть большое количество людей, которым амнистия позволит легализовать активы и спать спокойно. Могут воспользоваться амнистией и чиновники всех уровней, как и остальные граждане России. Шансы на успех этой кампании во многом будут зависеть от доверия людей к национальной юрисдикции, от их отношения к судебной и правоохранительной системам. К сожалению, пока нынешняя правоприменительная практика и общее отношение к бизнесу не изменятся, провести успешную амнистию капиталов будет довольно сложно. Несмотря на все гарантии, у граждан может оставаться опасение, что добровольно раскрытая информация будет косвенно использована для инициирования различных претензий. Исторический опыт не внушает многим доверия к сохранению режима налоговой тайны в отношении добровольно раскрытой информации. Решение добровольно рассказать налоговым органом о своем имуществе, где бы оно ни находилось, – очень серьезный шаг. Потенциально для вымогателей различных категорий это просто клад.

С другой стороны, есть большое количество физических лиц, которые не нарушали закон, добросовестно платили налоги, в том числе в связи с операциями за пределами России, соблюдали валютное законодательство. Они оказываются в интересном положении. Получается, что тот, кто законы нарушал и подал декларацию, полностью освобождается от ответственности. Наоборот, законопослушные граждане, ничего не нарушавшие, но не декларировавшие своих активов, иммунитета от вопросов и расследований не имеют. К ним могут предъявить претензии правоохранительные органы. Даже если это ничем не закончится – приятного мало. Но если альтернатива декларированию – потенциальное расследование в отношении владельца активов, амнистия не совсем похожа на добровольную. Тогда оптимальная стратегия – вне зависимости от того, числит ли декларант за собой какие-либо правонарушения, – задекларировать имущество, чтобы спокойнее было. Такова логика законопроекта.

В любом случае участникам программы важно будет уточнить периметр, в рамках которого она будет осуществляться, обозначить все условия освобождения от ответственности, избежать возможности возникновения новых рисков и претензий. Для успешной реализации заложенных в законопроекте гарантий следует принять целый комплекс поправок в уголовное, уголовно-процессуальное, налоговое и валютное законодательство. Предусмотренные законопроектом нормы все еще не позволяют перевести в личную собственность без налогов активы, владение которыми осуществляется через офшорные и иные иностранные компании без использования номинальных владельцев, – эту возможность нужно предусмотреть в дополнительных поправках. Кроме того, чтобы стимулировать физических лиц переходить к персональным счетам в зарубежных банках вместо использования счетов, открытых на офшорные компании, важно серьезно либерализовать правила валютного контроля в части зарубежных счетов российских резидентов.

Сейчас валютные правила допускают зачисление средств на зарубежные счета лишь в ограниченном числе случаев. Их круг не охватывает большую часть легальных инвестиционных операций (продажа иностранных ценных бумаг, полное или частичное погашение их номинальной стоимости, доходы по производным финансовым инструментам, выплаты из инвестфондов). Если доходы по таким операциям зачисляются на зарубежные персональные счета россиян, в том числе в Европе (а не на счета в российских банках), штрафы могут составлять 75–100% от суммы операции независимо от того, были ли уплачены с полученных доходов налоги в России. Амнистия капиталов снимает валютные риски по задекларированным капиталам в отношении прошлых периодов, но оставляет почву для новых нарушений, избежать которых зачастую технически невозможно при зачислении доходов на зарубежные счета.

Еще один неясный аспект. Законопроект не освобождает от ответственности третьих лиц, которые связаны (или были связаны) с декларантом. Это партнеры, наемные менеджеры и контрагенты – их никто от ответственности не освобождает! Раскрывая информацию, декларант может затронуть и их интересы. Что им делать?

Бизнесмены опасаются, что, даже если они добровольно задекларируют все активы и зарубежные счета, в будущем к ним могут быть применены конфискационные штрафы за нарушение по-прежнему жестких правил валютного контроля. Например, в период кампании физлицо задекларировало дом. По ее завершении дом был продан. К дому вопросов нет, а к деньгам за дом – есть. Или наоборот: к задекларированным деньгам вопросов нет, а к купленному на эти деньги уже после амнистии дому – есть.

Еще одна неясность: законопроект предусматривает освобождение от уголовной ответственности «в порядке, предусмотренном постановлением об амнистии, принимаемом Государственной думой». То есть Дума должна будет принять еще соответствующее постановление? Или это просто ссылка на порядок? Если второе, то постановления Думы об амнистии всегда индивидуальны: как на них можно ссылаться? Нельзя ссылался на то, что уже было принято и носило индивидуальный исключительный характер. Далее: «Факт представления декларации и прилагаемых к ней документов <...> не может быть использован в качестве доказательств в рамках уголовного дела...» Хорошо, что факт представления декларации не может служить доказательством, но ведь про сведения в декларации закон этого не говорит!

Также освобождаются от ответственности добровольные декларанты контролируемых иностранных компаний (КИК). Но для этого им придется декларировать КИК дважды. Первый раз – по закону о деофшоризации (в обязательном порядке) и второй раз – по закону о добровольном декларировании, добровольно.

Капитал движется не туда, где объявлена амнистия, а туда, где созданы условия для его безопасного размещения и существования. Поэтому, проводя амнистию, необходимо создать условия для его комфортного пребывания в России. В противном случае он снова будет убегать туда, где выгоднее и безопаснее. На мой взгляд, для выполнения поручения президента и устранения перечисленных недостатков законопроекта необходимо принципиально изменить его концепцию. Амнистия должна касаться не декларантов, а всех без исключения граждан России – как налоговых/валютных резидентов, так и всех остальных. Фактически государство должно провозгласить, что они освобождаются от любых видов ответственности за правонарушения, совершенные до 1 января 2016 г. (амнистия распространяется на все правонарушения, совершенные до вступления в силу соответствующего акта амнистии). При этом необходимо четко определить составы административных и уголовных правонарушений/преступлений, на которые она не распространяется. Декларировать при этом ничего не надо. Именно такая амнистия устранит все противоречия и недостатки представленного законопроекта.

Автор – управляющий партнер Goltsblat BLP