Мнения
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 3839 от 27.05.2015 под заголовком: Цифра недели: -4%

Потенциал роста российской экономики увеличивается с каждым месяцем спада

Спад экономики ускорился, а чиновники рапортуют об окончании кризиса

По оценке Минэкономразвития, в апреле спад экономики ускорился до 4% с 1,9% за I квартал. Накануне финансово-экономические чиновники отрапортовали об окончании кризиса. Оценки Минэкономразвития и самого Росстата еще могут измениться, но на самом деле противоречия между «спад ускорился» и «кризис кончился» нет: вопрос в том, что считать кризисом.

В отличие от 2009 г., когда причиной спада российской экономики стало резкое сжатие внешнего спроса, сейчас ВВП сокращается из-за сжатия спроса внутреннего – инвестиций и потребления. Спад инвестиций продолжается третий год, фактически перейдя в «фоновый режим». А масштаб спада потребления постепенно доходит до реального сектора, корректирующего свои производственные планы: этим, в частности, можно объяснить падение промпроизводства в апреле. Частное потребление еще продолжит сжиматься – как минимум до осени. Рост реальных зарплат и доходов фактически остановился в сентябре 2014-го, и на фоне «плохой базы», чисто статистически, показатели улучшатся. Поэтому экономика может ускорять падение – и по официальной версии, и согласно независимым консенсус-прогнозам – еще квартала два, если не будет резких изменений цены нефти и ситуации в Донбассе. К этим двум главным «если», которые никуда не делись, добавляются и другие риски: усиление инвестиционного кризиса, бюджетный секвестр. После всплеска госрасходов на оборону их прирост к уровню прошлого года исчерпан, что в апреле уже сказалось на производстве. Поэтому осторожные эксперты предупреждают, что дна рецессии пока не видно.

Но если полагать, как чиновники Минфина и Минэкономразвития, что продолжительность спада примерно понятна, то он как бы уже реализовался: все, что могло произойти, уже произошло. И в таком случае, как призвал первый вице-премьер Игорь Шувалов, надо думать не о кризисе, а о том, что дальше. Но только вот дальше как раз кризис, если считать таковым не усиление спада и не сам спад, а невозможность расти.

У брокеров есть такая присказка: нет падения – есть увеличение потенциала роста. Чем глубже спад, тем больше потенциал восстановления. Так что с этой точки зрения потенциал роста российской экономики растет с каждым месяцем продолжения ее спада. Правительство уже подсчитывает, успеет ли к президентским выборам экономика наверстать упущенное, выйдя на уровень 2013 г., и при каких обстоятельствах его превзойти. Эти обстоятельства – резкий рост инвестиций – пока представляются умозрительными. У государства на инвестиции денег нет, а частному инвестору в России некомфортно – риски превышают потенциальные прибыли. В такой ситуации главный ресурс роста для экономики – «плохая база», т. е. рост это чисто статистический. Такой рост надолго ограничен 1–2% в год (так считают, в частности, ЦБ и МВФ): на самом деле это многолетняя стагнация.

Кризис как стагнация намного хуже, чем кризис как спад. После падения можно подняться и идти, а стагнация – это когда идти особенно некуда, незачем и вставать. Это означает, что Россия по уровню технологического развития и благосостояния населения будет медленно, но неуклонно все больше отставать от остальных. И сравнивать себя с самой собой образца 2013 г.