Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь|Андрей Синицын
Статья опубликована в № 3849 от 10.06.2015 под заголовком: От редакции: Бизнес не важен

На смерть статьи 159.4 УК: отпетое мошенничество в предпринимательской сфере

От медведевской уголовной либерализации остается все меньше

Статья Уголовного кодекса «Мошенничество в предпринимательской сфере» скорее всего прекратит существование в эту пятницу, сгорев в плотных слоях Госдумы. Депутаты не успевают принять поправки, которые обязал их принять Конституционный суд, чтобы уравнять наказания для мошенников-предпринимателей и просто мошенников. Правительство и депутаты пытались прикинуть, какая цифра максимального срока заключения устроит тех и других мошенников, но к консенсусу не пришли.

Специальная «предпринимательская» статья за мошенничество стала одной из важных инициатив президентства Дмитрия Медведева, призванных усовершенствовать отношения между правоохранительными органами и бизнесом (в просторечии – «перестать кошмарить бизнес»). Чтобы достичь этого, требовалась гармонизация гражданского и уголовного права, унификация терминов, определявших предпринимательскую деятельность и ее отдельные виды; реформа суда, реформа силовых ведомств.

Но сторонники смягчения решили пойти по пути «малых дел»: заменили либерализацию гуманизацией, предложили считать предпринимателей «социально близкими», достойными более мягких наказаний (до пяти лет лишения свободы по сравнению с десятью для мошенников вообще). Бизнесменов запретили заключать под стражу до приговора, для возбуждения уголовных дел по делам о неуплате налогов требовалось ходатайство налоговиков. Причины произвола и давления на предпринимателей устранены не были, правоприменение не изменилось. «Мы, конечно, были рады смягчению наказаний, но с точки зрения права это мертворожденная статья», – говорит председатель НП «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева.

Жесткость уголовного преследования предпринимателей зависела прежде всего от восприятия правоохранительной системой официальных заявлений и неофициальных сигналов руководства страны, говорит научный руководитель Института проблем правоприменения ЕУ СПб Вадим Волков. Система находила различные способы не признавать бизнесменов бизнесменами, чтобы арестовывать их до приговора и угрожать более длительными сроками. Ирина Четверикова из ИПП отмечала, что с введением специальных составов преступлений в 2013 г. мало что изменилось: 40% предпринимателей обвиняется по тяжким частям 159-й статьи УК, остальные 30% – по ее нетяжким частям, а еще 30% – по новым специальным статьям для предпринимателей. Государство не отменило наказание за участие в бизнесе, но смягчило его. Упразднение или сохранение отдельной «мошеннической» статьи с юридической точки зрения мало что даст, отмечают Волков и Яковлева.

Ее упразднение (как и принятие) – решение чисто политическое. Это повтор уже прозвучавшего сигнала: бизнес больше не группа, важная для целей государства. Власть и телевизор теперь обвиняют предпринимателей в завышении цен, уходе от налогов, желании нажиться на «простых россиянах». В очереди на стигматизацию бизнес где-то недалеко от оппозиции (которая уже «пятая колонна»).

P.S. А Дмитрию Медведеву, наверное, обидно за свое президентство.