Статья опубликована в № 3850 от 11.06.2015 под заголовком: Энергетика: Газ не нужен

Газ не нужен: вероятность отказа Европы от российского газа растет

Экономист Владимир Сидорович о том, почему и когда Европа сможет обойтись без российского газа

Европа зависима от российского природного газа. Доля нашего сырья в газоснабжении ЕС – около 27%, в газовом импорте – 40% (данные Eurogas). Три крупнейших покупателя – Германия, Италия, Польша – потребляют вместе 60% российского газа, с явной доминирующей долей ФРГ (33%). Природный газ используется в Европе главным образом для производства тепла и электроэнергии. В ЕС официально установлена долгосрочная (2050 г.) цель по снижению выбросов СО2 на 80–95% по сравнению с уровнем 1990 г. и соответствующие промежуточные ориентиры. Для этого, по данным Европейской комиссии, выбросы в секторе электроэнергетики к 2050 г. должны быть сокращены на 93–99%. Поэтому определено, что доля «низкоуглеродных» способов производства электричества в Европе через 35 лет будет составлять в разных государствах 80–100%.

Один из основных источников загрязнения европейской атмосферы – угольная генерация электроэнергии, доля которой в той же Германии составляет почти 44%. Роль относительно чистого природного газа невелика, поэтому надежды «Газпрома» на развитие европейской газовой генерации имеют под собой основания. Но пока они разбиваются об экономическую реальность. В 2013 г. производство электроэнергии из газа рухнуло в Германии по сравнении с предыдущим годом на 21,6%, а в 2014 г. – еще на 13,8%. Доля газовой генерации сокращается c 2010 г. в Италии, где голубое топливо занимало более видное место в производстве электричества. Рост производства возобновляемой электроэнергии, которая закупается потребителями в приоритетном порядке, делает газовую генерацию нерентабельной. Как сообщает IEA, «европейские газовые и энергетические компании в 2010 г. не могли прогнозировать, что им придется закрыть свои газовые электростанции три года спустя». Введение дополнительного углеродного налога (carbon tax) может стимулировать рост газовой генерации в Европе для замены угольных мощностей, но это будет кратковременным всплеском: с экологической точки зрения природный газ рассматривается как переходное, «транзитное», но никак не чистое топливо. Наконец, carbon tax будет распространяться и на газ, что сделает газовую генерацию дороже и создаст дополнительные стимулы для ускоренного развития возобновляемой энергетики (ВИЭ).

В условиях роста нестабильной генерации на основе солнца и ветра газовые электростанции могут сохранить свое значение в качестве пиковых мощностей. В то же время электроэнергия пиковых электростанций по определению дороже: большую часть времени они простаивают. Соответственно, они будут работать в рамках специальных мер поддержки, и объем их мощностей будет минимизирован. Вместе с тем, по моим прогнозам, уже через пять лет созреет опасный конкурент газовой пиковой генерации: это промышленные системы хранения энергии. Сегодня они представлены действующими пилотными проектами, но вскоре станут экономически интересными для широкого применения в энергосистемах. Являясь техникой двойного назначения (аккумулирование энергии/электроснабжение) и будучи способными реагировать на потребности сети в миллисекунды, они к тому же переигрывают газовые пиковые электростанции по функциональности.

Электроэнергетика – не главная сфера применения российского природного газа в Европе. В Германии, являющейся основным покупателем российского сырья, 85% потребляемого природного газа используется для производства тепла, а для выработки электроэнергии сжигается лишь 10%, в том числе 5% – в режиме комбинированной генерации. Поэтому ключевое слово, описывающее перспективы природного газа на европейском рынке, – энергоэффективность. В отличие от электроэнергетики, в которой оперирует ограниченное количество крупных субъектов и изменения в которой могут осуществляться относительно быстро, сократить энергопотребление и переформатировать систему теплоснабжения десятков миллионов домохозяйств за короткое время невозможно.

Однако тенденция замены теплового оборудования, сжигающего углеводородное топливо, иными способами отопления очевидна уже сейчас. В Дании с 2013 г. действует запрет на установку газовых и дизельных отопительных котлов в новых зданиях. Если в 2000 г. в Германии доля газового отопления в новостройках составляла 76,7%, нефтепродуктов – 13,4%, то в 2013 г. на газ (в том числе биометан) приходилось 48,3%, а на нефтепродукты – 0,7% новых жилых единиц. В то же время почти в половине существующего немецкого жилого фонда отопление и горячее водоснабжение организованы на основе природного газа.

Тем не менее европейскими властями запланировано кардинальное сокращение энергопотребления в сегменте зданий. Выбросы СО2 должны быть уменьшены к 2050 г. на 88–91% по сравнению с 1990 г. благодаря жестким требованиям к энергоэффективности для новостроек (исключительно энергопассивные здания с «почти нулевым потреблением энергии» с 2021 г.) и энергетической санации существующего фонда (с 2014 г. европейские страны обязаны ежегодно реконструировать минимум 3% площади зданий). Поэтому объемы потребления природного газа в европейском ЖКХ будут неуклонно снижаться.

В прошлом году было опубликовано исследование института Fraunhofer IWES «Замещение природного газа посредством форсированного энергетического поворота». В исследовании оцениваются возможность и сроки «безболезненного» снижения потребления природного газа в Германии в целях 1) уменьшения выбросов парниковых газов, 2) сокращения зависимости от импортных поставок газа. Вывод исследования: отказ от природного газа возможен. При развитии в соответствии с действующим законодательством его потребление в Германии может сократиться на 24% к 2030 г. и на 42% к 2050 г. А в случае «форсированного сценария», предполагающего ускоренное развитие ВИЭ и повышение энергоэффективности, потребление природного газа можно сократить к 2030 г. на 46%, а к 2050 г. – на 98%. Таким образом, при сохранении европейских климатических плановых заданий и целей развития ВИЭ спрос на природный газ будет год от года сжиматься.

Необходимо учитывать также, что рост благосостояния и экономическое развитие в промышленно развитых странах больше не коррелируют с увеличением потребления ископаемого топлива: энергоэффективность и использование ВИЭ позволяют всё в большей мере обходиться без него. В Германии потребление первичной энергии снизилось с 14 905 петаджоулей в 1990 г. до 13 077 в 2014 г. Вероятно, природный газ будет и впредь использоваться в Европе для пиковой генерации, комбинированного производства тепла и электроэнергии в промышленности, централизованных системах энергоснабжения и отдельных домохозяйствах, на транспорте. Но объемы этого использования вряд ли потребуют существенного участия «Газпрома».

Автор – директор Института энергоэффективных технологий в строительстве

akouzmenko
08:41 11.06.2015
Какая-то странно беззаботная реакция у большинства комментаторов. Заметьте, большая часть сокращений потребления ископаемого топлива планируется Европой к 2050 году. С одной стороны, это нескоро - но примерно в это время мои дети будут обеспечивать образование и устройство в жизни моих внуков. Даже некатастрофическое падение цены на нефть за полгода чуть не поставило экономику России на колени - что же будет при падении потребления в 10 раз? И не следует думать, что Китай нас спасет - у них аналогичные планы по развитию новой энергетики, хоть и не такие масштабные. С другой стороны, до 2050 очень много времени в плане технического прогресса. Медианный возраст автомобилей на Западе - около 12 лет. Т.е. до 2050 сменится три поколения автомобилей, и вполне может быть, что последнее из них будет полностью электрическим. Велено 3% домов ежегодно перестраивать до "нулевого потребления" - и за 30+ лет все дома в Европе станут такими. Ветряки и солнечная энергия - это несерьезно? Уже сейчас в таких разных странах как Дания и Испания они обеспечивают около 50% среднего потребления. И проблемы стабильности сети и погодных условий оказались вовсе не такими страшными. Так что отмахиваться от европейских прогнозов - по меньшей мере недальновидно.
324
Комментировать