Мнения
Бесплатный
Илья Шуманов
Статья опубликована в № 3857 от 23.06.2015 под заголовком: Противодействие коррупции: Ненадежная амнистия

Ненадежная амнистия

Илья Шуманов из «Трансперенси интернешнл – Р» о том, что деофшоризация может оказаться полезной только чиновникам-собственникам

Для России вопрос возврата офшорных активов или амнистии капиталов – не только гипотетическая возможность наполнить пустеющий бюджет, но и политический символ консолидации российской элиты перед лицом «угрозы с Запада». Но хотят ли российские собственники иностранных активов совершить «офшорный камингаут»? Скудно поступающая информация от бизнеса и представителей власти свидетельствует о том, что российские предприниматели не спешат регистрироваться в качестве лиц, контролирующих иностранные компании.

Более того, некоторые меняют свою прописку, всерьез опасаясь принятого закона. Заметна и очевидная спешка на государственном уровне, когда подготовка подзаконных актов не успевает за политической волей. Например, первоначально предельный срок, установленный в законе для подачи уведомлений о декларировании имущества и счетов (вкладов) в банках, был 1 апреля и уже давно прошел, а сама форма уведомлений была разработана только 29 апреля. Крайним сроком для сообщения информации о контроле над иностранными компаниями являлось уже прошедшее 15 июня 2015 г. Именно до этой даты собственники иностранных фирм должны были сообщить о собственном статусе и о принадлежащих им активах в российские налоговые органы. Однако определяющим сроком для реального старта деофшоризации все-таки будет начало следующего года, когда собственники иностранных компаний должны будут предоставить уточненные налоговые декларации. Учитывая, что окончательной датой принятия закона о деофшоризации в последней редакции можно считать 9 июня, у собственников было чуть менее недели, чтобы разобраться с собственным статусом и принять решение о подаче информации в государственные органы. Согласитесь, подобные решения должны приниматься не на бегу. Однако существующая ответственность в виде штрафа в 100 000 руб. за недекларирование собственных иностранных активов в некотором смысле позволяет собственникам зарубежных активов отделаться малой кровью и наблюдать за дальнейшим развитием событий.

В поисках гарантий

Бизнес активно сопротивляется антиофшорной кампании либо участвуя в переговорных процессах с властью и тем самым затягивая процесс, либо подыскивая законные способы обхода закона. Специализирующиеся на офшорах юристы сообщают о десятке легальных способов ухода от ответственности за нерегистрацию в качестве лица, контролирующего иностранную компанию: от банальной смены гражданства до регистрации актива на номинальных владельцев. Ключевая причина такой позиции – неуверенность в том, что амнистия действительно будет полной и безоговорочной. Одновременно с этим последняя редакция законопроекта предлагает механизм возврата активов в Россию через использование безотзывных трастов, когда собственник бизнеса, оставаясь конечным бенефициаром, фактически теряет контроль над оперативной деятельностью компании. Такое предложение со стороны правительства не могло понравиться бизнесу, зато вполне могло показаться интересным чиновникам, которым вопросы оперативного контроля не важны.

Кроме того, владельцы бизнеса хорошо помнят, как в России применяются законы, и не до конца верят в то, что судебная практика или принятые правительством подзаконные акты на деле гарантируют им сохранность задекларированных активов.

Что же представляют собой эти гарантии? Распространение режима налоговой тайны на декларации об активах, освобождение от налогообложения и прямой запрет на возможность использовать информацию из деклараций для возбуждения уголовных дел и непосредственно освобождение от возможной ответственности лиц, совершивших раскрытие информации о своих активах. Казалось бы, гарантии обстоятельные, но, как зачастую бывает в идеальных конструкциях, дьявол кроется в деталях. Единственной оговоркой в законопроекте является упоминание того, что Россия придерживается обязательств, отраженных в международных договорах в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. По сути, этот фрагмент ставит под сомнение все перечисленные ранее в законопроекте гарантии, поскольку позиция межправительственной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) хоть и недостаточно громко звучит в России, но четко и однозначно выражена в программных документах FATF.

FATF выступает против налоговых амнистий и репатриации активов как таковых: это, по их мнению, увеличивает риск отмывания доходов, добытых преступным путем. Отметим, что Россия находится на 2-м месте в международном рейтинге стран, участвующих в незаконных финансовых потоках (Global Financial Integrity).

Также FATF уверена, что амнистия приводит к значительному увеличению количества транзакций, что скажется на качестве проверки сведений со стороны банков. По логике межправительственной группы, после объявления амнистии капиталов банки могут посчитать, что легальность поступающих в рамках программы деофшоризации финансовых и иных активов официально признана властями, и будут смотреть сквозь пальцы на возвращающиеся на родину грязные финансовые потоки. Учитывая, что возврат активов будет сопряжен с получением информации об их происхождении, зачастую сокрытой в нескольких офшорных юрисдикциях, полный и тщательный анализ легальности всех без исключения источников происхождения активов будет практически невозможен.

Проще говоря, FATF ставит под сомнение добропорядочность любого источника происхождения активов в офшорной юрисдикции без подтверждения источника происхождения имущества (денег). Грязные активы, полученные чиновниками в виде взяток и выведенные, скажем, на нормандский остров Джерси; заработанные честным предпринимателем деньги, направленные в Британские Виргинские острова в рамках коммерческой сделки; финансовые средства, которые террористическая группировка отмывает через Каймановы острова, – все эти деньги для FATF находятся в одной группе риска. В плане анализа источников происхождения активов российский законопроект в части произвольного декларирования происхождения активов (читай – написанному верить) действительно выглядит как прямое противопоставление позиции FATF о тщательном анализе источников происхождения средств.

Русские европейцы

Вторая причина нежелания собственников возвращаться состоит в том, что европейский образ жизни проник в российские элиты довольно глубоко. Наши сограждане – в числе главных потребителей элитных услуг на европейских рынках. По данным Financial Times, за 2007–2014 гг. число российских учеников в британских школах выросло более чем втрое (до 2516). А по сведениям консалтинговой группы Knight Frank, 61% российских мультимиллионеров (точного количества опрошенных нет) отправляют детей учиться за границу. Весьма популярна у россиян высококачественная немецкая медицина, а также «золотые визы» на Мальту: паспорт там стоит 225 000–275 000 евро, за первые полгода страна получила более 200 заявок, из которых большинство – российские. Только в 2013 г., по данным Transparency International, россияне приобрели в Лондоне недвижимость на 180 млн фунтов. Маршрут Москва – Ницца стал одним из 10 популярнейших маршрутов для частных самолетов (данные Netjets). Российские потребители плотно подсели на европейские рынки роскоши. Все это также не способствует желанию возвращать капитал в страну.

Уместившееся в емкую фразу президента «вас не спросят о происхождении денег» желание российских властей легализовать активы резидентов на родине может быть воспринято FATF как попытка освободить преступников от ответственности. Если FATF интерпретирует действия России именно так, следующим шагом может стать включение России в черный список этой организации наряду с КНДР и Ираном. Учитывая приоритет международного законодательства над национальным и существующие внешнеполитические трения, российским переговорщикам, которые зачастили в штаб-квартиру этой международной организации, придется непросто.

Кто выиграет от амнистии

Попытаемся разобраться, кто все-таки может оказаться конечным выгодоприобретателем поправок. В центре «Трансперенси интернешнл – Р» считают, что в указанных новациях не будут заинтересованы российские граждане или третий сектор, потому что реестры конечных бенефициаров офшорных компаний окажутся скрытыми от посторонних глаз практически полностью. Обсуждается даже возможность закрытия доступа к указанным сведениям для правоохранительных органов. Для российского общества крайне важно создание публичного реестра конечных собственников офшорных компаний, позволяющего получать информацию об истинных собственниках компаний, осваивающих государственные бюджеты. Открытый реестр бенефициаров, без сомнения, даст возможность общественным организациям и правоохранителям выявлять конфликты интересов между заинтересованными лицами в органах власти, позволит эффективнее контролировать международные финансовые потоки, что в значительной мере усилит как общественный, так и государственный контроль в антикоррупционной сфере.

Крупные российские компании, использующие офшорные юрисдикции, также не выражают публичной радости по поводу нововведений. Более того, на закрытой встрече с президентом представители РСПП выступили против предложенного законопроекта, и Владимир Путин перенес старт деофшоризации на осень. Единственная группа людей, кому хоть и с оговорками, но действительно выгодна деофшоризация в проводимом виде, – это те, кого непосредственно затрагивает нескончаемая череда антикоррупционных скандалов, касающихся незадекларированных офшорных компаний и luxury-апартаментов. Владельцами последних, как нетрудно догадаться, чаще всего оказываются высокопоставленные российские представители власти. Учитывая, что сам законопроект был разработан в кабинетах правительства РФ, такое предположение об истинных интересантах выглядит реалистично. Фактически это сигнал чиновникам среднего и высшего уровня, менеджменту компаний с госучастием, зарегистрировавших недвижимость на своих родственников: «Не волнуйтесь, своих не сдаем». И уж точно никак не описывают целевую аудиторию закона слова вице-премьера Игоря Шувалова о том, что «антиофшорная кампания нужна среднему классу».

Развивая мысль, предположим, что подобная амнистия капиталов могла бы быть проведена экс-президентом Украины Виктором Януковичем в 2013 г. до известных событий в Киеве. В таком случае можно было бы говорить о том, что международные расследования в отношении непонятным образом появившейся заграничной собственности высших должностных лиц проводить бессмысленно, поскольку de jure эти люди смогли легализовать на национальном уровне свои активы и не подлежат уголовному преследованию. Не исключено, что определенный импульс национальной антиофшорной кампании был придан именно событиями на Украине.

Таким образом, громко заявленная деофшоризация выглядит скомканной, имеет неясные перспективы, а круг реально выигрывающих от нее лиц вообще заставляет задуматься об истинных причинах ее проведения. С учетом текущего политического противостояния России и Запада дамоклов меч санкций FATF, нависший над проектом амнистии капиталов, может привести к непредсказуемым последствиям, вплоть до включения России в черный список стран-изгоев FATF.

Автор – руководитель центра «Трансперенси интернешнл – Р» в Калининграде

Читать ещё
Preloader more