Статья опубликована в № 3859 от 25.06.2015 под заголовком: Мегаполис: Охрана здоровья в городе

Охрана здоровья в городе

Эколог Борис Ревич об известных и неизвестных рисках городской жизни

Многие осознают, что скученность, толчея, забитое метро в часы пик, шум, загрязненный воздух и отсутствие зелени пагубно влияют на здоровье. Но как именно влияют на здоровье все эти явления, ответить сложно. Специалисты изучают какой-то один фактор, на одной территории, делают соответствующие выводы, с которыми город мало считается и продолжает свою привычную жизнь.

В Москве затраты на здравоохранение, относительно развитая система социальной защиты, сравнительно высокие доходы населения, высшее образование большинства москвичей принесли свои плоды – ожидаемая продолжительность жизни в столице на российской карте выглядит вполне благополучно, хотя и заметно хуже, чем в Чехии, Латвии, Литве, Польше и других странах Восточной Европы, а также в других индустриально развитых странах. По оценкам демографов Института демографии ВШЭ, за последние 20 лет произошло значительное снижение смертности по основным классам причин смерти. В первую очередь смертности от заболеваний системы кровообращения, где традиционно преобладают ишемическая болезнь сердца и цереброваскулярные заболевания (что характерно для всех мегаполисов, но в них высока доля и внешних причин – травмы, отравления, самоубийства). Кстати, и в Нью-Йорке ниже, чем в целом по стране, количество и сердечно-сосудистых, и онкологических заболеваний, да и жизнь продолжается дольше. В целом по Москве вполне прилично выглядят и показатели онкологической заболеваемости и смертности, если сравнивать их с отечественным уровнем.

Городской воздух

Более 40 лет назад москвичи жаловались на выбросы гигантов – ЗиЛа, чугунолитейного им. Войкова, асфальтобетонных и других заводов. Многие заводы ушли из города, но пришел гигантский автомобильный поток, к которому город не был готов и с которым не справляется до сих пор. На качестве воздуха сегодня сказывается не только чадящий транспорт, но гарь от торфяников и неприятные запахи в разных частях города.

Риски для здоровья от выбросов транспорта весьма велики. По оценкам специалистов, в районах вблизи крупных городских дорог вероятностные канцерогенные риски достигают значительных величин. Подчеркиваю, что не известно, реализовались ли эти риски или нет, но ранее были описаны очаги злокачественных новообразований около сажевого производства на Усачевской улице и некоторых других производств, впоследствии закрытых. Качество московского воздуха известно достаточно хорошо, потому что город потратил значительные средства на создание системы экологического мониторинга, на сайте которого житель города в онлайновом режиме может оценить ситуацию в своем микрорайоне, что также делается во многих других городах мира. Москвичи дышат более чистым воздухом, чем жители Афин, Гонконга и некоторых городов Индии, Китая, Индонезии, но более загрязненным, чем в Стокгольме, Нью-Йорке и других городах.

Лето 2010 г. памятно всем. Город потерял около 11 000 человеческих жизней, причем не только пожилых людей, но и лиц трудоспособного возраста. Жара 2010 г. заставила городские власти обратить внимание на новый фактор риска как для здоровья, так и для всей городской инфраструктуры. Вышло постановление мэра, определяющее действие органов исполнительной власти, и департамент природопользования и охраны окружающей среды разработал подробный план различных мероприятий.

Продолжающееся изменение климата, как считают климатологи, и в дальнейшем будет сопровождаться увеличением частоты волн как жары, так и холода, также достаточно опасных для здоровья. К сожалению, планы властей не включают минимизацию таких побочных рисков, как рост энергопотребления из-за массового использования кондиционеров, продолжающееся строительство зданий с большой площадью остекления, что способствует повышению температуры внутри помещений. Что особенно важно, по данным «Гринпис России», снижается количество деревьев и кустарников во многих районах города. Конечно, особенно страдают жители центра города, где недостаточно зеленых насаждений и поэтому снижается содержание кислорода в воздухе. По данным Института физики атмосферы РАН, особенно резко содержание кислорода снизилось во время жары летом 2010 г.

Для городских условий даже используется термин «городской каньон». На улицах, окруженных высокими зданиями с двух сторон, формируется свой микроклимат с более высокими температурами. Что может сделать город? На представлении планов развития Москвы ведущими зарубежными градостроителями как мантра звучали слова о необходимости развития зеленого и водного каркаса города. Но зеленый каркас – это не только гигантский лесной массив Лосиного острова, но и маленькие зеленые островки внутри Садового кольца, на Таганке, Ямском Поле, в Замоскворечье и других районах старой Москвы. Многое сделано за последние годы, но пока не разработаны количественные показатели близости жилых массивов к зеленым насаждениям, как это рекомендует ВОЗ.

Градостроительный кодекс 2004 г. практически ликвидировал гигиеническую экспертизу как элемент планировочных и градостроительных решений. До этого времени любое предложение по строительству жилого дома или квартала требовало оценки инсоляции, т. е. достаточности солнечного света в жилых помещениях в течение не менее 1,5–2 часов в зависимости от типа квартир и климатического пояса. Улучшилась внутренняя планировка квартир, увеличилась их площадь и появился весьма спорный тезис: стали жить настолько лучше, что можно обойтись и без инсоляции. Требование необходимости инсоляции исчезло, а в кодексе декларируется лишь необходимость устойчивого развития территорий без указаний конкретных показателей этой устойчивости.

Весьма странное решение реализуется в начале Ленинградского проспекта, по центральной оси которого вместо аллеи организована стоянка автомобилей. Не лучше было бы построить многоярусный современный паркинг и сохранить источник кислорода на загруженной магистрали? Это архаичное решение проблемы за счет расширения территории, а не ее использования по вертикали.

Изменения, внесенные в Градостроительный кодекс, привели к тому, что в настоящее время процедура санитарно-гигиенической и экологической оценки земельного участка под строительство отсутствует. Появилось понятие Градостроительный план земельного участка в масштабе 1:500 (площадка под строительство), что не позволяет дать оценку как существующей, так и перспективной ситуации. Результат принятия отдельных положений Градостроительного кодекса – значительное количество жалоб населения на ухудшение условий проживания в связи с ошибочными градостроительными решениями, последствия которых уже невозможно исправить.

Шум города

Мы явно недооцениваем опасность городского шума, настолько к нему привыкли, что начинаем неуютно себя чувствовать в дачной тишине. Шум занимает второе место после загрязнения атмосферного воздуха как фактор риска для здоровья и, по оценкам Европейского бюро ВОЗ, до 1 млн лет здоровой жизни теряется в результате воздействия транспортного шума. Лишние децибелы вредны не только для слухового аппарата. Доказана их роль в увеличении частоты сердечно-сосудистых заболеваний, а в Москве до 37% населения проживает на территориях акустического дискомфорта. Примерно такая же ситуация и в Лондоне.

Социальное спокойствие – явление в городе весьма желательное, но иногда прерываемое социальным возбуждением. Применительно к экологическим проблемам можно вспомнить 10 ноября 2014 г., когда шквал звонков возник из-за отчетливого запаха сероводорода в юго-восточной части города. Что делать – уезжать из города или реже дышать – абсурдные вопросы, на что были абсурдные ответы чиновников. Какое влияние на здоровье оказал этот стресс, охвативший миллионы жителей, – вопрос.

Москве необходим Институт общественного здоровья, ориентированный на стратегию защиты здоровья от многочисленных рисков, технологии минимизации рисков, современные меры медицинской, социальной и другие виды профилактики.

Автор – руководитель лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народнохозяйственного прогнозирования РАН