Статья опубликована в № 3866 от 06.07.2015 под заголовком: Россия в Азии: Время для Большой сделки

Время для Большой сделки

Инвестор Маттиас Вестман предлагает России, Китаю, Японии и другим странам Азии сесть и сразу обо всем договориться
  • Маттиас Вестман

Несколько значимых конфликтов, развивающихся в сегодняшнем мире и как будто не связанных между собой, имеют на самом деле общую причину. Мы становимся свидетелями глобального процесса перераспределения сил: на смену однополярной системе, в которой доминируют США, идет новое равновесие в многополярном мире. Китай – главная возрастающая держава – и старые глобальные институты еще не адаптировались к новой реальности. Отличный пример – недавняя встреча «семерки» в Германии, где вроде бы собирались главы ведущих экономик мира, но где не было ни Китая, ни Индии, ни Бразилии, ни России. В ситуации глобального перераспределения сил риски обострения конфликтов всегда растут, и лидерам нужно найти способы разрядить обстановку. В мире сегодня сложились все условия для возможной Большой сделки – гипотетического многостороннего политического соглашения, которое погасит сразу несколько очагов напряженности. Обычно такие вопросы решаются в двустороннем порядке, но в данном случае многостороннее урегулирование облегчит достижение цели. Пройдемся по ключевым пунктам нашей воображаемой международной сделки.

Пункт первый: территориальный спор между Россией и Японией тянется уже 70 лет, и его пора разрешить. С российской точки зрения, Крым намного важнее Южных Курил («северные территории» для Японии). Россия может уступить три из четырех островов, оставив себе Итуруп – самый большой остров, – в обмен на официальное признание Японией принадлежности Крыма России. Жители островов, которые захотят уехать, должны будут получить щедрую компенсацию, а сами острова должны быть демилитаризованы. Россия и Япония могут также договориться о поставках энергоносителей, что будет предполагать отмену японских санкций против России.

Текущая ситуация представляет уникальную возможность для урегулирования. Президент Путин заработал достаточно политического капитала внутри страны в результате присоединения Крыма, чтобы позволить себе передать острова. У следующего президента такой роскошной возможности уже не будет. Может показаться, что Россия ничего не получает за свои острова, но в прошлом Россия уже была готова отдать два из четырех островов, так что это будет всего лишь один дополнительный остров. В обмен Россия получит международное признание вхождения Крыма в состав Российской Федерации, что ценно.

Пункт второй: спорные острова в Южно-Китайском море. Япония, получив значительную часть «северных территорий», должна уступить Китаю острова Сенкаку (Дяоюйдао). Это может быть непросто для Японии, но эти острова не имеют особой важности и находятся гораздо ближе к Китаю. Япония вряд ли когда-либо взялась бы за оружие для их защиты. «Северные территории» гораздо важнее для Японии и обеспечат Абе достаточно политического капитала для сделки по южным островам. Это также значительно улучшит положение японских компаний, работающих в Китае. Китайско-японская часть сделки может вызвать наибольшее количество споров, так как США не понравится то, что их оставят без участия в этой дискуссии, но Абе должен смотреть на это в контексте осуществления давней цели возвращения большинства «северных территорий», возможности, которая может больше и не представиться.

Пункт третий: территориальные споры между Китаем и Индией. Китай, получив желаемое в Южно-Китайском море, сможет позволить себе компромисс с Индией. Острова для Китая гораздо важнее, чем гималайские возвышенности, в то время как для Индии эти гималайские территории имеют большое символическое значение. Здесь возможны разные варианты, но какая-то часть Аксайчина должна, возможно, отойти к Индии. Она в основном необитаемая, но важна для Индии в ее отношениях с Пакистаном. Восточная часть более сложная, так как значительное китайское и индийское население проживает на спорных территориях, но в целом гималайский водораздел должен, наверное, быть главным ориентиром для границы. Одновременно должно быть найдено разумное соглашение о правах использования воды из реки Брахмапутра, которое не будет угрожать жителям низовья и окружающей среде. Может быть, Китай также сможет помочь в разрядке напряженности между Индией и Пакистаном после того, как найдется решение для китайско-индийских споров.

Это не все конфликты, требующие урегулирования, но их разрешение было бы бесценным вкладом в разрядку напряженности. Возможно, впервые ключевые державы Азии разрешили бы свои споры. Все участники получили бы что-то более ценное для них, чем то, что они отдали. Это создало бы политическое обеспечение этим соглашениям. Как писал Мао Цзэдун, необходимо учитывать главное противоречие с тем, с кем ты ведешь переговоры. Эта сделка как раз построена на таком принципе. Предстоящий саммит стран BRICS может стать подходящим местом для обсуждения такой сделки. Одновременно это лишняя возможность показать, что мировое лидерство больше не принадлежит «семерке» и что BRICS – это не только экономическая концепция, но и развивающаяся политическая сила. Большая сделка стала бы значимым шагом по направлению к многополярному и более стабильному мировому порядку, к тому, что стоит на высоком месте в списке задач – по крайней мере Китая и России. Россия сможет фактически за цену одного маленького тихоокеанского острова Кунашир получить признание присоединения Крыма, достичь мира и процветания между великими азиатскими нациями и продемонстрировать, что мир теперь многополярный. Это была бы хорошая сделка.

Автор – управляющий директор Prosperity Capital Management