Мнения
Бесплатный
Нил Бакли|Кэтрин Хилл
Статья опубликована в № 3868 от 08.07.2015 под заголовком: Безопасность в Европе: Логика противостояния

Как работает логика вытеснения

Закон об иностранных агентах действует: независимый третий сектор сужается

Два столетия назад, вскоре после победы европейских держав над наполеоновской Францией, в этом городе собрался Венский конгресс и состоялась первая попытка договориться о согласованной политике безопасности в Европе. Сегодня, через год после аннексии Крыма Россией и начала конфликта вокруг Украины, российские дипломаты предлагают созвать «новый венский конгресс». Но если считать прототипом такого конгресса прошедшую в июне в Вене встречу бывших и действующих политиков, экспертов и ученых, организованную Мюнхенской конференцией по безопасности, то задача эта пока не выглядит легко решаемой. Участники встречи, проходившей в основном в непубличном режиме, обменивались взаимными упреками.

Проблема Запада в том, что там не понимают реальных целей России. Но в последнее время сквозь туман пропаганды, окутывающий Москву, очертания действительных целей России все-таки начинают проступать. Судя по всему, Москва стремится к фундаментальному пересмотру всей архитектуры европейской безопасности. Однако, лихо нарушив существующие правила, Россия одновременно и заставила Запад поверить в серьезность своих намерений, и сделала эти намерения менее осуществимыми.

Сферы влияния

Дипломаты и аналитики согласны в том, что Путин не собирается, как многие опасались еще год назад, приниматься за возрождение российской или советской империи в буквальном смысле. Но Москва тем не менее стремится расширить контролируемые ею территории, снова установив сферы эксклюзивного влияния как минимум на пространстве бывшего СССР. Если такая зона будет создана, Москва получит право вето по вопросам о том, кого бывшие советские республики могут выбирать в партнеры, и сможет блокировать дальнейшее расширение блока НАТО, который воспринимается Москвой как принципиально враждебный.

Заявления Путина о необходимости защищать русскоязычное население, оставшееся за пределами России после развала СССР, звучат, как прикрытие его геополитических целей. Но эти фразы снова могут стать предлогом для военных операций, если он посчитает нужным отразить дальнейшее расширение западного влияния где угодно – от Центральной Азии до стран Балтии. Кремлевская повестка дня включает свежие исторические обиды. Вместо того чтобы принять Россию в европейскую семью народов, говорят в Москве, Европа и США воспользовались слабостью России и поглотили ее бывших союзников, расширив ЕС и НАТО до самого российского порога.

Американский телеведущий Чарли Роуз, модерируя сессию на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге, спросил Путина, правильно ли понимать требования Москвы как требования уважения, равноправия и согласия на создание буферной зоны. Путин отреагировал с видимым раздражением: «Вы понимаете, я все время это слышу: Россия хочет, чтобы ее уважали. А вы не хотите? А кто не хочет? Кто хочет, чтобы его унижали? <...> Но дело даже не в уважении, дело в том, что мы стремимся к обеспечению своих интересов, не нанося никакого вреда нашим партнерам».

Некоторые эксперты полагают, что основной интерес российского руководства в удержании власти. Кремль культивирует «миф об унижении» и распространяет истории о заговорах со стороны внешних врагов, чтобы консолидировать поддержку режима. Но опросы показывают, что россияне согласны: да, Запад действительно хочет поставить их страну на колени. А такие чувства, напоминают загнанные угол российские либералы, делают Россию опасной. «Мы умоляем вас, работайте с нами, мы – силы добра, – говорит высокопоставленный менеджер российской госкомпании, имеющий глубокие связи с западными инвесторами. – Вы должны понимать, что Россия становится опасной, когда оказывается в изоляции».

Обновить систему

Западные обозреватели предполагают, что Россия пытается переписать историю окончания холодной войны или провести «новую Ялту» по образу и подобию встречи 1945 г., в ходе которой Сталин, Черчилль и Рузвельт договорились о сферах влияния в послевоенной Европе.

Российские дипломаты и чиновники со своей стороны формулируют цель Москвы как реформирование системы безопасности Европы с помощью «нового хельсинского акта», призывая к обновлению Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 г. Тогда, в разгар холодной войны, удалось добиться стабильности в отношениях между Западом и социалистическим блоком. В Хельсинки были сняты все сомнения в том, что страны к востоку от железного занавеса – сфера влияния СССР.

Повторить Хельсинки уже пытались. В 2008 г. президент Дмитрий Медведев предлагал заключить новый договор о безопасности, в который вошли бы все европейские страны и США и который позволил бы преодолеть разделительные линии, навязанные, по мнению Москвы, НАТО. Запад не принял предложения, увидев в нем попытку оградить новую зону влияния России и нейтрализовать НАТО. «Первый Хельсинский акт был классической сделкой по разделению сфер влияния. Его уже не повторить», – признает председатель президиума совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Высокопоставленные российские дипломаты выдвинули другую идею – «новый венский конгресс». Эту идею озвучил в июне в «Российской газете» близкий к Кремлю ветеран внешней политики Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Но «новый европейский концерт наций», по мнению Москвы, должен отличаться от предшественника. Караганов доказывает, что ослабление экономической мощи Запада и укрепление развивающихся стран приведет к созданию новых региональных блоков. Караганов предлагает отказаться от недальновидных попыток восстановить европейский порядок. Вместо этого «напрашивается создание форума евразийского сотрудничества, развития и безопасности <...> который мог бы попытаться выработать новые правила и режимы для всего евроазиатского континента». Высокопоставленный чиновник МИДа согласен с ним: «Если мы хотим обновить систему безопасности Европы, мы должны расширить ее. Самое главное – мы должны привлечь в нее Китай».

На этой неделе Путин принимает председателя КНР Си Цзиньпина и других лидеров на саммите Шанхайской организации сотрудничества в Уфе. ШОС стала для Москвы излюбленным инструментом для выработки совместной позиции с Пекином и расширения своего влияния за пределы Центральной Азии. Москва стремится принять в ШОС Индию, Пакистан и, если санкции ООН будут сняты, Иран.

Китай избегает любых шагов, которые могут создать впечатление, что он выстраивает альянс с Россией. Но аналитики считают, что Пекин, возможно, готов принять участие в расширенных консультациях по безопасности. Независимо от того, будут ли Китай и страны Азии когда-либо участвовать в переговорах об общей архитектуре безопасности, стремление России к таким переговорам ставит Европу и США в затруднительное положение. Западные лидеры и дипломаты не могут позволить создаться впечатлению, что из-за вызывающего поведения Москвы они вынуждены сесть за стол переговоров и снова начать обсуждать систему, которую не считают разрушенной. Не могут они и договариваться через голову более мелких государств. Подобный великодержавный стиль в политике неприемлем на современном Западе.

Американские официальные лица настаивают, что сначала нужно восстановить мир на Украине и вывести российские войска. Только после этого Запад может задуматься, стоит ли пересматривать европейский порядок. При этом США пошли навстречу просьбам прибалтийских государств и Польши, согласившись на усиление НАТО. В прошлом месяце они объявили о намерении перебросить дополнительное тяжелое вооружение в Прибалтику, Польшу, Болгарию и Румынию. Одновременно Америка примет участие в создании дополнительной группировки сил быстрого реагирования из 5000 солдат НАТО на случай кризиса в Восточной Европе.

Формы сдерживания

Многие высокопоставленные чиновники считают, что Европа и США должны вернуться к модели сдерживания. Ее ключевые компоненты – сохранение санкций до претворения в жизнь минских договоренностей, дальнейшее укрепление сил НАТО, увеличение финансовой поддержки Украины, сохранение для бывших республик СССР возможностей по большей интеграции с Западом. «Все говорят, что не хотят повторения холодной войны. Но система сдерживания работала, – заявил президент Тоомас Хендрик Ильвес. – Было неприятно, люди нервничали, но <...> в Европе люди не гибли [на войне]».

Впрочем, есть и влиятельные голоса в пользу сохранения отношений с Россией. «Нужен диалог о том, как мы можем помочь России в поиске новых способов успокоить ее тревоги и удовлетворить ее потребность в чувстве безопасности в новом мире, частью которого она является», – говорит бывший министр иностранных дел Британии Малколм Рифкинд. Но ряд дипломатов, в том числе из бывшего СССР, предупреждают, что новой безопасности в Европе не будет, пока не будет закреплен статус соседних с Россией государств. Бывший замминистра иностранных дел Украины Александр Чалый говорит, что его страна считалась ключевым элементом европейской безопасности, когда в 1994 г. добровольно отказалась от своей части советского ядерного арсенала. Позже она стала ключевым элементом нестабильности, так как Вашингтон, Москва и Брюссель не смогли прийти к согласию о статусе Украины.

Лучшим выходом для Украины может стать военный нейтралитет наподобие того, которого придерживалась Австрия после Второй мировой войны. Но при условии, что его поддержат гарантиями коллективной безопасности, а Киев сможет самостоятельно выбирать направление своего политического и экономического развития. Австрия – член ЕС, но не входит в НАТО.

Достижение нового урегулирования потребует ответственной дипломатии, как минимум равной по силе той, что привела к Венскому конгрессу 1815 г. Альтернатива настолько пугает, что требует сосредоточиться на этой задаче. Как предупреждает участник нынешней встречи в Вене, чем дольше тлеет конфликт на Украине, тем больше опасность распространения его на другие части Европы. А затем, продолжает он, и более широкомасштабная война не кажется такой уж невозможной.-

Авторы – обозреватели Financial Times